Тайна о здоровье президента: что известно о болезнях Путина и лидеров других стран

Реклама

На прошлой неделе Владимир Путин сделал прививку от коронавируса; в отличие от многих других мировых лидеров не на камеру. На вопрос, почему президент не хочет на своем примере доказать безопасность вакцины, Дмитрий Песков ответил, что тот «никогда не был сторонником [вакцинации на камеру], и ему это не нравится». В целом, ситуация не стала неожиданностью: все, что касается здоровья Путина, обычно известно только со слов его пресс-секретаря. Не любят раскрывать данные о здоровье своих лидеров и в Европе, а вот в США публикация данных о здоровье президентов и политиков, претендующих на эту должность, стала почти обязательной.

Информация о здоровье Путина зачастую сводится к демонстративным фотоотчетам президента, где тот ездит на лошади без рубашки или выпрыгивает из вездехода. Впрочем, поводом рассказать об отменной физической форме Путина для пропаганды становятся и менее очевидные вещи — ведущего Владимира Соловьева, например, восхитило, как Путин остановил катящийся по столу карандаш. 

Так было не всегда. В начале президентства Путина даже выходили интервью с врачами Кремля — главой Медицинского центра Управления делами президента Сергеем Мироновым. «Владимир Путин здоров, крепок, — словом, никаких по нашей врачебной части проблем <…> По стабильности кровяного давления, показаниям электрокардиограммы, функциональным нагрузкам, измерениям жизненной емкости легких и некоторым иным параметрам Путин значительно моложе своих пятидесяти», — отчитывался в 2002 году Миронов.

За год до этого он же рассказывал, что Путин — сторонник «натуропатических методов лечения», предпочитает баню, чай с медом, растирания, массаж и не любит лекарства. Все то же самое Миронов повторил и спустя 10 лет — в интервью журналу «Итоги». 

За 20 лет Путина у власти эти одинаковые интервью кремлевского врача по сути остались единственными официальными рассказами о здоровье президента. Каких-то медицинских отчетов Кремль ни разу не показывал, а Песков отвечал журналистам, что по закону «какие-то обязательные обнародования данных о состоянии здоровья президента не предусмотрены». Время от времени в интернете обсуждали предполагаемые болезни президента, но и эти слухи доходили из иностранных источников.

Скандалы, интриги и никакого расследования

Первой подобной публикацией стал материал Пола Старобина в The Atlantic в 2005 году. В статье рассказывалось об исследовании Бренды Коннорс, научной сотрудницы отдела стратегических исследований Военно-морского колледжа в Ньюпорте. У Коннорс была редкая специализация — «аналитик движений» (movement analyst) — и она уже давно делала заключения о здоровье мировых лидеров по их жестам и мимике. Коннорс рассказала The Atlantic, что, просматривая кассету с первой инаугурации Путина, она обратила внимание на его походку: по ее словам, в замедленном ритме видно, что правая рука и нога президента практически не работают, что говорит о последствиях либо инсульта, либо перенесенной в детстве травме или болезни. 

Первая инаугурация Путина. 2000 год. Фото: Кремль 

Тогда эта статья прошла без особого внимания как на Западе, так и в России. Последующие исследования Коннорс были засекречены вплоть до 2015 года, когда информацию о них запросила USA Today. В своем материале журналисты сообщили, что в других отчетах Коннорс и ее коллег сказано о «неврологической аномалии» Путина, которую некоторые из ученых трактуют как синдром Аспергера и которая, по их мнению, мешает принимать ему грамотные решения. В отчете, правда, говорилось, что прямые доказательства врачи предоставить не могут, так как для этого необходимо провести томографию мозга. Дмитрий Песков назвал публикацию USA Today «глупостью, не заслуживающей внимания».

В 2014 году несколько британских и американских изданий написали, что Путин страдает раком поджелудочной железы и раком спинного мозга. Этим, по мнению журнала The Week, объяснялась внезапная амнистия Михаила Ходорковского, чья мать была больна онкологией. «Не дождутся, типун им на язык, все нормально», — прокомментировал сообщения западных журналистов Песков.

В 2020 году в иностранной прессе появились сообщения о том, что у Путина болезнь Паркинсона. Большинство изданий, включая Sun, Daily Mail, NY Post,  ссылались на слова Валерия Соловья, историка и бывшего заведующего кафедрой связей с общественностью МГИМО. Соловей сообщил, что у него есть проверенные источники информации, подтвердившие ему, что Путин недавно перенес операцию. В ноябре 2020 года на просьбу корреспондента Bloomberg прокомментировать ситуацию Дмитрий Песков ответил: «Чушь это полная. У президента все хорошо. […] Здоровье отменное».

Официально известно только об единственной проблеме со здоровьем президента — «старой спортивной травме», о которой Песков сообщил в 2012 году. О ней, кстати, Кремль рассказал только после того, как Александр Лукашенко не подтвердил в интервью Reuters, что Путин повредил позвоночник, занимаясь дзюдо. Заявлению Кремля предшествовал ряд публикаций Reuters и «Ведомостей», которые с осени 2012 года рассказывали о проблемах Путина со спиной, обострившихся после полета со стерхами и требовавших, по некоторым данным, хирургического вмешательства.  «Просто обычная спортивная травма, тогда Путин потянул мышцу», — ответил тогда журналистам Песков. 

Путин перед полетом со стерхами. Фото: Кремль

Сам Путин комментировал свое здоровье всего пару раз: когда в 2011 году, будучи премьером, попросил врача Смоленской больницы осмотреть плечо, и в 2014-м, когда отметил ненадежность искусственного покрытия на футбольных полях — мол, когда-то в молодости сломал из-за него ключицу.  

Совсем иначе здоровье президентов освещают в США.

Что о здоровье президентов знают американцы?

В 1980 году одной из самых обсуждаемых американских новостей стало интервью Рональда Рейгана The Times. Многолетний репортер газеты и по совместительству доктор медицины Лоуренс К. Альтман задал политику вопрос, касающийся его самочувствия (на тот момент 69-летний Рейган готовился стать самым старым президентом США). Тот честно ответил, что считает себя «дряхлым». И это был первый случай, когда кандидат в президенты позволил себе так открыто разговаривать о своем самочувствии — более того, признать, что у него есть определенные проблемы. В интервью The New Yorker Альтман заметил, что у Рейгана уже тогда проявлялись симптомы Альцгеймера, просто в 1980-м эта болезнь оставалась непонятной для многих и потому не обсуждалась. 

После интервью и последующих проблем со здоровьем Рейгана (он оглох на правое ухо, ему удалили полипы из прямой кишки и провели операцию на простате) вопрос о прозрачности информации, касающейся здоровья политиков, встал особенно остро. В материалах о Рейгане американская пресса вспомнила и других президентов, чьи проблемы скрывали от общества —Томаса Вудро Вильсона, который перенес инсульт в 1919 году и сослался на метеозависимость; Франклина Делано Рузвельта, страдающего гипертонией и не дожившего пару месяцев до окончания войны; даже Джона Кеннеди, который создавал впечатление энергичного молодого человека, но, на самом деле, не слезал с лекарств из-за прогрессирующей болезни Аддисона. 

По данным опроса Gallup Poll в 2004 году, 96% американцев сказали, что им важно здоровье президентов, однако 61% из них уточнили, что главы государств имеют право не раскрывать эту информацию. Мнения врачей тоже разделились. Тем не менее, сейчас доклады о здоровье политиков (не обязательные к публикации по закону, но необходимые, чтобы завоевать доверие избирателей) — едва ли не первое, что выносится на суд общественности. Лечащие врачи кандидатов в президенты публикуют отчеты в ходе предвыборной кампании, действующие лидеры страны ежегодно проходят диспансеризацию, о которой также сообщают народу. Вот, например, четырехстраничный отчет о здоровье Джорджа Буша и последнее письмо врача Барака Обамы, где содержатся общие параметры (рост, вес, пульс), сведения о состоянии сердечно-сосудистой системы, легких и кожи, а также информация о прошлых болезнях, операциях, физической активности и общее заключение врача.

Регулярно врачи Белого дома отчитывались и о здоровье Трампа — самого пожилого на тот момент президента в истории (его рекорд побил Джо Байден). Медосмотр шел четыре часа, проходил в Национальном военно-медицинском центре Уолтера Рида и состоял из стандартных медицинских тестов и скринингов. По итогу осмотра отчет содержал основные показатели, были описаны привычки президента, лекарства, которые он принимает.

Кроме того сообщалось, что Трамп набрал 30 баллов из 30 по монреальской шкале когнитивной оценки — стандартная шкала для оценки когнитивных функций, таких как речь, память, мышление и т.д. Именно психическое состояние Трампа стало предметом самых жарких дискуссий. Atlantic посвящал этой теме свои обложки, а в 2017 году даже вышла книга «Опасный случай Дональда Трампа» под редакцией судебного психиатра Бэнди Ли. Книга состояла из эссе 27 психиатров, психологов и других специалистов в области психического здоровья, описывающих «явную и настоящую опасность», которую якобы представляет психическое здоровье президента Трампа. Автор книги даже обращался со своими опасениями в Конгресс.

В прошлом году темой для активного обсуждения стала госпитализация Дональда Трампа из-за COVID-19. Западные издания настаивали на том, что врачи президента скрывали полную информацию, заставляя общество гадать, где заразился Трамп, насколько серьезно протекала болезнь, чем он лечился и в какой момент перестал быть опасным для окружающих.

Реклама