«Такова цена медалей». Жизнь после большого спорта

Реклама

Из-за допинг-скандала вокруг фигуристки Камилы Валиевой на Олимпиаде в Пекине в России и мире все активнее призывают к повышению возрастного ценза для участия в профессиональных соревнованиях. Комментаторы вспоминают «сиюминутных гениев» – юных девушек, которые с блеском побеждают на Олимпиадах и затем исчезают – и осуждают «эксплуатацию детей ради медалей». Российские чемпионы рассказали корреспонденту Север.Реалии о том, как они живут после завершения профессиональной карьеры и какие у них перспективы, кроме депутатства и ледовых шоу Первого канала.

«Впереди вся жизнь»

Фигуристка Бетина Попова в 22 года вместе с партнером Сергеем Мозговым победила в Универсиаде-2019 в парном катании. Вместе они дважды становились серебряными призерами Кубка России и участвовали в турнирах Гран-при. Вместе же они объявили о завершении спортивной карьеры.

Бетина Попова и Сергей Мозгов
Бетина Попова и Сергей Мозгов

Попала в катание Бетина Попова по «стандартному сценарию»: каток «Лужников» рядом с домом, проблемы со здоровьем, оздоровительная группа, а потом уже профессиональный спорт. После ухода из соревновательного спорта Бетина закончила бакалавриат ГИТИС по курсу балетмейстерства, но в магистратуру не пошла: хочет попробовать себя в других сферах тоже. Раньше Попова пробовала учиться в педагогическом, но с детьми было некомфортно. Теперь, говорит спортсменка, отношение поменялось, и она чувствует себя органично как с пяти– , так и с 20-летними.

– Я теперь тренирую. Ставила программу паре Павлюченко-Ходыкин (призеры Чемпионатов Европы и России). Очень много успела поставить программ за это время, 20-30 точно, – рассказывает Попова. – Тренировать мне нравится не так сильно: более серьезные нагрузки и ответственность. Постановки более приятны и увлекательны. Ты пришел, поставил и ушел, несколько раз отработав. А тренер должен каждую ручку отрабатывать каждый день. Это очень сложно. После этого я хочу выразить большую благодарность тренерскому составу, немногие могут понять, как они с этим справляются. Мишин, Москвина много лет из года в год выращивают чемпионов и ведут их к Олимпийским играм. Это что-то невероятное. Я и тогда, и сейчас понимала, что это очень сложная работа, как должен себя вести педагог.

Бетина Попова известна своими интервью и откровенными постами про «оборотную сторону» фигурного катания: проблемы с весом, отсутствие нормального детства, взаимоотношения в паре. Даже сейчас, спустя много лет, она чувствует провал в социализации, который дает обычная школа, а не спортивная.

– Многие спортсмены, если не сказать, что большинство, жертвуют учебой, школой, институтами ради спорта. И потом ты выходишь в мир, где ты не совсем готов к тому, что тебя окружает. Кроме пути в тренерство не особо что-то и остается. Здесь такая история: кто-то делает это осознанно, кто-то нет. Есть спортсмены, которые учатся, даже участвуя в соревнованиях, есть те, кто не учится совсем. На это закрывают глаза и ставят им все просто так. Но школа – это важный момент социализации для любого человека, это не столько про базовое получение знаний, это про умение вести себя с людьми. В спорте другая градация общения, другое понимание субординации, общения со сверстниками, чем в школе. Я чувствую в какой-то мере этот провал в социализации. Спустя годы я понимаю, что было бы легче, если бы был опыт в общении с обычными сверстниками. В спорте ты быстрее взрослеешь в определенных ситуациях, но в понимании, как нужно взаимодействовать с людьми, отстаешь. Конечно, чем-то жертвуешь. Такова цена спорта и медалей, – говорит Попова.

Она рада тому, что благодаря ситуации с Камилой Валиевой, поднимают возрастной ценз для фигуристов. Нужно менять систему, считает она, поскольку при нынешних нагрузках и требованиях к современным фигуристам своего ребенка в этот спорт не отдала бы.

Бетина Попова
Бетина Попова

– Мне хотелось вернуться в одиночное катание, – признается Попова. – Но уже тогда была сумасшедшая конкуренция, уже тогда нужно было прыгать сложный контент: не нужно было четверных, достаточно было тройных, но надо было прыгать их хорошо. А у меня с этим были проблемы, нужно было либо уходить в танцы, либо уходить вообще. Для спорта это хорошо, это развитие и шаг вперед. Но как родитель я бы не отдала своего ребенка в такой спорт. Это несоизмеримые нагрузки для детского организма. Пока мы не видели ни одного спортсмена, прошедшего пубертат и оставшегося в спорте без серьезных травм, при этом имеющего возможность выступать на том же уровне. Стоит задуматься, насколько целесообразны такие нагрузки, к чему они ведут и какова цена у четверных прыжков. Что дальше будет со спортсменами, которые их исполняют? Об этом стоит подумать. Карьера заканчивается, грубо говоря, в 18 лет, а впереди вся жизнь. Стоит ли оно того?

–Каково юному спортсмену оказаться в такой ситуации, как Камила Валиева? 

– Пока не прошли слушания, говорить что-то невозможно: не хочется обвинять ни в клевете, ни самого спортсмена. Пока нет доказательств виновности. Нужны официальные данные. Здорово, что приняли решение не дисквалифицировать ее, а дать выступить. Если это какая-то лабораторная ошибка, был бы нанесен непоправимый вред карьере. Эта ситуация показала, что в таком раннем возрасте спортсмен не может нести ответственность наравне со взрослыми соперниками. Это проблема системы, которую нужно менять, и первый шаг к этому сделан. Конечно, в 15 лет сложно оценить спорные моменты. Спорт этот очень тяжелый. У спортсменов в 25 и 15 лет не равнозначные знания и опыт, это просто дыра в десять лет. Юные спортсмены не всегда понимают риски даже своих выступлений. Если тебя ведут каждый день прыгать четверные, ты не всегда можешь адекватно оценивать, как реагирует твой организм. Плюс организм перестраивается, он растет, ты не можешь знать, как он отреагирует. То, что возраст будет подниматься – несомненно правильное решение. И, конечно, в 15 лет ты не должен думать о таком. Человек должен расти и готовиться к долгой хорошей карьере в спорте, а такие ситуации сильно подрубят и психологическое, и физическое состояние. Можно и травмы получить на таком сбое. Все это очень неприятно и неправильно.

– Как вы пережили уход из профессионального спорта? 

– Спорт – это наркотик. Когда ты заканчиваешь, первое время точно остро чувствуешь нехватку. Я каталась много сезонов подряд, у меня было четкое расписание. И когда этого нет, организм в шоке, не понимает, что происходит, а ты пытаешься найти замену. Я нашла себе танцы, занимаюсь ими и спортом для себя. Физическая нагрузка помогает чувствовать себя живым. После ухода из спорта все меняется в твоей жизни. И полностью терять это ощущение не хочется, для спортсмена это огромная часть жизни.

«Слишком добрая для России»

Фигуристка Александра Иевлева завершила карьеру в соревнованиях 11 лет назад. Иевлева дважды побеждала в Кубке России в 2006 и 2009 годах, а в 2007 взяла серебро. После ухода из соревновательного спорта Иевлева уехала из России: сначала тренировать в Латвию, потом в Анкару, где подготовила 15 фигуристов для турецкой сборной. Теперь 34-летняя спортсменка живет в Дубае. Именно она привезла в Россию на Универсиаду Захру Лари, фигуристку, которая «заставила» спортивный мир пересмотреть правила и разрешить выступать в закрытых головных уборах.

– Я не жалею, что ушла, – говорит Иевлева. – У меня было много травм, которые не позволили продолжать тренировки. Я планировала стать мамой и заниматься детьми, у меня много хобби и увлечений, но я всегда связывала свою профессиональную деятельность только с фигурным катанием и танцами. Сейчас я живу и работаю в Дубае, тренирую и преподаю танцы. В России я не работаю, потому что считаю что у меня слишком мягкий и добрый характер для России, хотя была очень рада поработать как хореограф на каникулах.

Во время подготовки Александры в начале двухтысячных тренироваться столько времени, сколько нужно, было невозможно: не хватало катков. Конкуренция, рассказывает Иевлева, была всегда огромная, тренеры – суровые, а нагрузка на спортсмена – колоссальная.

– В мое время все было занято хоккеем, наши тренеры боролись буквально за каждые пять минут льда для своих спортсменов, – вспоминает фигуристка. – Интенсивность тренировок и нагрузка растут во всех видах спорта, любой спорт развивается, техника совершенствуется. Я думаю, и 40 лет назад были те, кто не выдерживал давления, тренеры во все времена были суровые. Растёт ведь не только нагрузка, но и совершенствуется техника и режим тренировки, еда, все остальное. Сейчас в спорте работают команды профессионалов. Это не значит, что раньше было легче и не было нервных срывов. Я не думаю, что это так влияет на здоровье, просто когда физически ты не справляешься с тренировками, ты уходишь из спорта. Спортсмены – изначально очень здоровые люди, не знаю никого, кто после спорта менее здоров, чем люди не из большого спорта.

Фигуристка Александра Иевлева
Фигуристка Александра Иевлева

Еще один «миф», говорит Иевлева, что после спорта можно уйти только в тренерскую работу или депутатом в Госдуму. В политику сильные спортсмены стали уходить в начале 2000-х. Трижды олимпийский чемпион, борец Александр Карелин стал депутатом Госдумы одним из первых. В «Единую Россию» вступила двукратная олимпийская чемпионка по гимнастике на брусьях Светлана Хоркина. Алина Кабаева, Антон Сихарулидзе и Светлана Ишмуратова тоже пошли в депутаты. Владислав Третьяк, Татьяна Роднина и Светлана Журова там до сих пор. Перечислять еще можно долго.

– Я думаю, что это абсолютный миф, придуманный теми, кто ест ночью и не любит бегать, но очень любит обсудить большой спорт, – говорит Иевлева. – Это выбор каждого, чем заниматься в жизни, я считаю, что бывшим спортсменам легко добиться успеха в любой сфере, я знаю тому массу примеров. В Госдуме много певцов и артистов, это не значит, что если ты занимался музыкой с детства, то тебе дорога теперь в политику. Все тренеры – это бывшие спортсмены, которые решили остаться в любимом деле, и совсем не потому, что они больше ничего не могут, а потому что это их выбор. Сложно уйти из любимого круга друзей детства и бросить то, что любишь. Я надеюсь, что так и будет, и мы никогда не встретим тренера, который не стоял на коньках раньше. Многие спортсмены успешны совсем в других сферах деятельности после спорта. Спорт с детства формирует связь «цели – план подготовки», развивает способность добиваться успеха и планировать, как его достичь.

Кролики и «примирение»

Среди тех, кто «в другой сфере деятельности» после спорта – Анна Погорелова (Бондаренко). Чемпионка мира среди юниоров в эстафете, биатлоном она занялась в 11 лет, до этого играла в большой теннис. Спортсменке повезло попасть в экспериментальную команду Сочи-2014 к известному советскому и российскому тренеру Николаю Лопухову. Среди его воспитанников шестикратная олимпийская чемпионка Любовь Егорова, пятикратная олимпийская чемпионка Лариса Лазутина, трёхкратная олимпийская чемпионка Нина Гаврылюк и другие.

Анна Погорелова (Бондаренко)
Анна Погорелова (Бондаренко)

– Я выбрала биатлон, потому что лыжи – это свобода, – рассказывает Погорелова. – Это скорость, которая ощущается продолжением тебя и зависит от тебя. Захватывающее чувство! Детский спорт – это потрясающий опыт, но плюсом или минусом обернутся эти потрясения во многом зависит от личных качеств тренера. Наряду с сообществом, смелостью, уверенностью и способностью опираться на себя, спорт может и умеет ломать – тут важна внимательная семья. На мое счастье, Николай Петрович Лопухов видел во мне больше, чем спортсменку, видел множество спортивных судеб, в том числе сложных, и желал мне счастья, которое не зависело от количества золотых медалей. Эта поддержка внутренне давала мне свободу и знание, что я поступаю правильно, уходя из спорта, даже когда тянуло назад.

После чемпионата Анна решила оставить соревновательный спорт ради семьи и жизни «на земле». Спустя 10 лет бывшая биатлонистка сравнивает профессиональный спорт с наркотиками, от которых нужны годы, «чтобы освободиться».

– Жалею ли я, что ушла? Нет! Те, с кем я тренировалась и стояла на одном пьедестале, до сих пор бегают, а я живу свою наполненную множеством разных направлений жизнь, и спорт остался лишь ее частью, но не парализовал ее, – говорит Погорелова. – Режим в спорте подчиняет себе все сферы, у нас не оставалось времени и сил на творчество, семью или друзей. Все было подчинено результату – это отличало российских спортсменов. Я вижу, как этот тренд меняется и, слава богу, я вижу спортсменов, которые выбирают жить прямо сейчас и во время спорта, а не ждут далекого и несбыточного «после». Когда спорт появляется в жизни до того, как ты начинаешь себя осознавать, тело настолько привыкает к нагрузкам, цикличности и задачам, что перейти в новый сценарий жизни очень сложно. Мне понадобились годы осознанного наблюдения своих реакций, чтобы освободиться. Сейчас, когда начинаю бегать весной, до сих пор по старой памяти мозг подкидывает сны о том, как я еду на сборы и в ужасе думаю, с кем остались дети… Это странно, но вот уже 12 лет как я «завязала» – а именно так говорят спортсмены, прямая аналогия с наркотиками. Так вот, последние сборы с Николаем Петровичем мне снились буквально пару месяцев назад, выводы делайте сами. Мы с ним виделись на свадьбе моей подруги, с ним у меня связано столько тепла, что я с радостью познакомила бы с ним детей, но как-то не предоставлялась возможность.

Анна Погорелова (Бондаренко)
Анна Погорелова (Бондаренко)

Завершив спортивную карьеру, Анна продала квартиру, купила 11 гектаров земли, но курс валют обвалился, денег стало не хватать, а потом она попала в аварию. В результате тяжелая ситуация с бизнесом и долгое восстановление здоровья: сломаны два позвонка и удалена селезенка. Прийти в форму удалось благодаря сильному спортивному организму. Сегодня у нее собственная кроличья ферма под Коломной, созданная по европейским стандартам, четверо детей и душевный блог «Про примирение» в инстаграме с десятью тысячами подписчиков.

–Думаю, спорт и время наедине с собой во время тренировок открыли для меня связь со своей духовностью, теперь этот опыт передается тем, с кем я работаю. Конечно, я очень благодарна спорту и всем ситуациям, которые он мне подарил, но пожелала бы я такого опыта своим детям – нет. Обучаться за счет чужого опыта – это великолепная опция, которая экономит много сил и времени, – говорит бывшая биатлонистка.

«Это обязанность и право родителей»

После скандала вокруг Камилы Валиевой на Олимпиаде, ее тренеру Этери Тутберидзе припомнили суровое обращение со своими подопечными. Ее обвиняют в «поломанных судьбах» молодых спортсменов, вспоминают самые жесткие цитаты и травмы её фигуристов. Хештег #позорТутберидзе вышел в тренды русскоязычного твиттера. Вспоминали и Юлию Липницкую, которая закончила карьеру после лечения от анорексии. И Адьяна Питкеева, от которого Тутберидзе требовала кататься, несмотря на боль в ноге и спине.

– Весь ужас в том, что маленькие спортсмены, столкнувшись с требовательностью (иногда чрезмерной), жесткостью (иногда жестокостью), резкостью (иногда грубостью) тренера, воспринимает это как принятую в спортивных условиях норму, – говорит кандидат педагогических наук, спортивный психолог Ольга Тиунова, которая 40 лет занимается научно-методической работой в этой области. – У меня была возможность в этом убедиться. Здесь очень важна позиция родителей. Всё, что касается спортивной жизни детей, нужно мониторить. Это обязанность и юридическое право родителей. Каждый тренер имеет собственный стиль работы, это правда. Их отношения со спортсменом в какой-то степени «родительские», в какой-то «начальственные», но должны быть хорошими. Может ли тренер быть ещё и психологом для своего спортсмена или команды? Да, конечно. Но именно близкие отношения мешают им найти дополнительные ресурсы или избавиться от мешающих, но ставших привычными заноз. При этом важно понимать, что в спорте одновременно существует две правды: правда тренерского состава и правда спортсменов. Вот почему нужен спортивный психолог рядом. Он, будучи равноудалённым от обоих, видит ситуацию в объёме и может быть всем очень полезен, в том числе, для решения конфликтных ситуаций или их предотвращения.https://www.facebook.com/plugins/quote.php?app_id=403534157431511&channel=https%3A%2F%2Fstaticxx.facebook.com%2Fx%2Fconnect%2Fxd_arbiter%2F%3Fversion%3D46%23cb%3Df1ef94fc10551ac%26domain%3Dwww.severreal.org%26is_canvas%3Dfalse%26origin%3Dhttps%253A%252F%252Fwww.severreal.org%252Ff213599ebf3321%26relation%3Dparent.parent&container_width=1249&href=https%3A%2F%2Fwww.severreal.org%2Fa%2Ftakova-tsena-medaley-zhizn-posle-bolshogo-sporta%2F31707041.html%3Ffbclid%3DIwAR3E74oxZulps88zL2_J4E1kOBtkoOlrA1ZUvwRhqB7TqTwi8ohfDPLf-bI&locale=en_US&sdk=joey

– Как удается справиться с давлением и стрессовыми ситуациями детям, подросткам, оказавшимся в «большом спорте»? 

Ольга Тиунова
Ольга Тиунова

– Дети и подростки, системно занимающиеся спортом, нарабатывают определённую базовую психологическую прочность. Вначале им очень важны рекомендации тренера, позже в психологическое сопровождение включаются их родители, наконец, спортсмен начинает доверять собственным ощущениям. Когда такой спортсмен обращается за консультацией к спортивному психологу, это значит, что предыдущие этапы его психологической подготовки завершились и теперь ему уже по-взрослому нужен отдельный «тренер по психологической подготовке». Такое решение – показатель профессионализма спортсмена, а вовсе не свидетельство его слабости. Спорт развивает психологические качества, позволяющие сохранять и восстанавливать нужное на соревнованиях «оптимальное боевое состояние». Если мы рассматриваем комплексную (в т.ч. психологическую) подготовленность нашей российской сборной к Олимпийским играм, я уверена, что она достаточно высокая. Вот подтверждение: на спортивный результат влияет всё, в том числе и психология, и сейчас (на вечер 16 февраля) по общему количеству медалей мы на втором месте. Что касается экстраординарных событий, подобных тому, что сейчас произошло с нарушением антидопинговых предписаний в ходе подготовки Камилы Валиевой, то это всегда отдельная история. Думаю, что спортсменка должна проявить тот самый профессионализм: отделить свою вину от вины взрослых людей, отвечающих за качество и чистоту её подготовки, не доверять разговорам о политике, сделать выводы из этой ситуации и в дальнейшем дополнительно контролировать всё то, что касается собственной подготовки (вникать, не бояться задавать вопросы, высказывать сомнения и т.д.), подготовить собственные ответы на вопросы журналистов и не бояться общения с ними.

– Сложно ли спортсменам «найти себя» по завершению карьеры? Стать потом тренером – это безысходность или любовь к спорту?

– Удивительное дело – половина спортсменов школьного возраста, которые приходят на консультацию, уже практически не учатся, а другая половина – круглые отличники. Тему будущего мы с ними, конечно, обсуждаем, даже просим наглядно представить собственный спортивный путь и дальнейшие варианты самореализации. Факт того, что юный спортсмен не хочет быть тренером, психолога должен насторожить. В этом случае приходится осторожно прояснять и динамику их отношений, и командную атмосферу, и даже систему тренировок. С родителями и тренерами спортсменов, которые заканчивают восьмой класс, приходится проводить отдельную работу по карьерным вопросам. А спортсменам, которые любят спорт, но не вдохновлены личным примером своих тренеров, можно подсказать возможности получения образования в области спортивного менеджмента, журналистики, медицины и психологии, конечно. Кстати, профессиональные спортсмены, которые получают физкультурное образование параллельно со своей спортивной работой, часто, уже после завершения спортивной карьеры, осознанно получают второе высшее образование или проходят программы переподготовки. Их спортивный опыт, обычно, помогает на любом поприще.


Подписывайтесь на канал в Telegram, так как скоро другие каналы связи будут недоступны!

Реклама



Поделитесь с друзьями!