«Тревожные признаки — красные глаза и сыпь на теле»: детский ревматолог рассказал об опасном осложнении у детей после коронавируса

Реклама

По словам Михаила Костика, мультисистемный воспалительный постковидный синдром опасен тем, что поражает внутренние органы

По словам медика, опасный синдром может поражать даже тех детей, которые перенесли коронавирус в бессимптомной форме.

По словам медика, опасный синдром может поражать даже тех детей, которые перенесли коронавирус в бессимптомной форме.

Фото: Артем КИЛЬКИН (архив)

У детей, переболевших коронавирусом, все чаще развивается мультисистемный воспалительный постковидный синдром – опасное и тяжелое состояние, поражающее внутренние органы, от сердца до печени, кишечника и головного мозга. Врачей оно, зачастую, ставит в тупик – специалисты с колоссальным опытом признаются, что столкнулись с чем-то совершенно новым, не имеющим аналогов ни в российской, ни в мировой истории медицины. О том, что такое МВПС, чем он опасен и можно ли заранее предугадать его развитие, «Комсомолке» в Петербурге» рассказал главный внештатный детский ревматолог Санкт-Петербурга и Северо-Западного федерального округа, профессор кафедры госпитальной педиатрии Санкт-Петербургского Государственного педиатрического медицинского университета Михаил Костик.

По словам Костика, мультисистемный воспалительный синдром – это состояние, при котором иммунная система ребенка начинает повреждать его же собственный организм.

Постковидный синдром развивается быстро - зачастую, на это уходят считанные дни.

Постковидный синдром развивается быстро — зачастую, на это уходят считанные дни.

Фото: Артем КИЛЬКИН

— Насколько нам на данный момент известно, это связано с выработкой так называемых провоспалительных цитокинов – особых белков, при помощи которых иммунная система как бы связывается с нужными клетками и начинает воспалительный процесс, — объясняет ученый. – Когда эффект достигнут, и вредоносный фактор устранен, иммунная система дает обратную «команду», синтез цитокинов прекращается, и воспаление останавливается. Так вот при МВПС цитокины начинают вести себя бесконтрольно. Это можно сравнить со взрывом склада боеприпасов – огонь и взрывная волна сметают все на своем пути. Само по себе это явление не новое, оно известно медикам последние, наверное, лет пятнадцать-двадцать. Но раньше оно было исключительно редким и развивалось только при каких-то сопутствующих тяжелых заболеваниях – например, системном варианте детского артрита. А потом наступил год пандемии.

ПОД УГРОЗОЙ — ЛЕГКИЕ, МОЗГ И СЕРДЦЕ

В Санкт-Петербурге, продолжает собеседник издания, первые дети с мультисистемным воспалительным синдромом появились в конце мая – начале июня прошлого года, на пике «первой волны». Поначалу их было совсем мало – всего человек восемь. К августу случилось затишье, а потом – примерно с конца октября – началась настоящая волна. Сейчас петербургским медикам известно по меньшей мере о 50 случаях развития МВПС. Кого-то это число, возможно, не впечатлит – особенно с учетом того, сколько всего человек переболело в Северной столице. Однако специалисты настаивают: 50 – это немало.

— Дело в том, что до сих пор непонятно, как этот синдром развивается, что его инициирует, есть ли у него какие-то группы риска, — констатирует Михаил Костик. – Пока что мы доподлинно знаем только возрастную группу – десять лет, плюс-минус три года. Дети более младшего возраста тоже порой встречаются, но это уже скорее казуистика. Плюс есть подозрения, что он как-то связан со склонностью к полноте – хотя детей с выраженным ожирением среди наших пациентов за весь год не было ни одного.

Осложнение часто поражает сердце и головной мозг.

Осложнение часто поражает сердце и головной мозг.

Фото: Артем КИЛЬКИН (архив)

По словам Костика, заранее распознать, может ли у ребенка развиться МВПС или нет, невозможно. Во-первых, потому что и сам «ковид» дети в абсолютном большинстве случаев переносят либо бессимптомно, либо в очень легкой форме. Во-вторых, бьет синдром «наугад» — от рождения слабый и болезненный ребенок с хроническими заболеваниями может его избежать, а пышущий здоровье спортсмен – попасть в палату реанимации.

– Сравнительно недавно к нам привезли ребенка из Екатеринбурга, — вспоминает ученый. – Совершенно здоровый пятнадцатилетний мальчишка, конькобежец. Он больше месяца болел у себя дома и на момент поступления к нам успел «развернуть» тяжелый плеврит – воспаление серозной оболочки лёгкого и грудной клетки. Его удалось стабилизировать, но течение болезни оказалось крайне тяжелым – хотя никто ничего подобного просто не мог предположить.

МЕНИНГИТ… БЕЗ МЕНИНГИТА

Как правило – в 50-60 % случаев — мультисистемный воспалительный синдром у детей обходится без тяжелого поражения внутренних органов. В 30 % случаев он поражает сердечнососудистую систему – прежде всего самую сердечную мышцу (миокард) или коронарные артерии, которые его питают. Наконец, медики заметили, что МВПС может влиять на головной мозг и нервную систему – при этом у ребенка развивается точно такая же симптоматика и такие же осложнения, как при менингите. При том, что инфекционного менингита нет в помине.

При своевременном лечении прогноз благоприятный, но какие осложнения вскроются у таких детей позже - никто не в силах сказать.

При своевременном лечении прогноз благоприятный, но какие осложнения вскроются у таких детей позже — никто не в силах сказать.

Фото: Артем КИЛЬКИН

— На самом деле это какое-то совершенно уникальное явление, — признается Михаил Костик. – И достаточно опасное, потому что если врач видит симптоматику менингита – он, как правило, менингит и начинает подозревать и сложно подумать о другом сценарии заболевания. При том, что лечение ребенку требуется совершенно другое.

В большинстве случаев, продолжает специалист, МВПС у детей проходит либо в средне-тяжелой, либо в тяжелой форме (а не так давно мы писали про девятилетнюю девочку, которую медикам пришлось буквально вытаскивать с того света). Но опаснее всего то, что никто толком не понимает, будет ли он иметь какие-то далеко идущие последствия.

— Во время лечения, например, детей с миокардитом мы столкнулись с очень неприятным открытием, — рассказывает Костик. – Буквально за пять-семь дней миокардит вроде бы отступал, симптомы пропадали, анализы приходили в норму. Но МРТ сердца показывало, что воспаление продолжается. Соответственно, несмотря на кажущееся выздоровление ребенку все равно нужен был врачебный уход. Что будет дальше с такими детьми – мы не знаем. Как минимум, исходя из текущей картины мы можем предполагать о возможных рисках сердечно-сосудистой заболеваний у детей и выросших из них взрослых. У детей с поражением коронарных артерий мы можем подозревать повышенные риски инфаркта миокарда у молодых взрослых, в 30-40 лет. А в ближайшие три-четыре года – никакого спорта и регулярные обследования у кардиолога. С детьми, у которых мультисистемный воспалительный синдром принял форму менингита, похожая история – мы не знаем будут ли отдаленные последствия, потому что перенести такое тяжелое заболевание без последствий наверное невозможно. Но какие – большой вопрос.

На данный момент в Питере известно о 50 детях с МПВС. Медики настаивают - это немало.

На данный момент в Питере известно о 50 детях с МПВС. Медики настаивают — это немало.

Фото: Артем КИЛЬКИН

Как мы уже говорили ранее, заранее определить, «даст» ребенок после COVID-19 избыточную иммунную реакцию или нет, невозможно. Тем не менее можно распознать МВПС еще в дебюте. На ранних этапах у ребенка развиваются лихорадка с повышением температуры вплоть до 40 градусов (при этом температура ничем не сбивается, либо сбивается плохо, на короткий период), слабость, ломота в костяк и мышцах. Серьезный признак заболевания – красные глаза и обильная красная же сыпь, которая образуется из-за обширного внутреннего воспаления. У многих детей боли в животе, что приводит к госпитализации в хирургические отделения. При всех этих симптомах, особенно если в анамнезе есть коронавирус или контакт с кем-то, кто им переболел, нужно немедленно обращаться за медицинской помощью.

— В целом, такие дети, к счастью, все-таки поддаются лечению, — констатирует Михаил Костик. – И если начать его своевременно и правильно организовать, то шансы на благополучное выздоровление оказываются весьма высокими. Но сам синдром, повторюсь, изучен пока еще недостаточно. И это, не скрою, настораживает.

На данный момент в Питере известно о 50 детях с МПВС. Медики настаивают - это немало.

На данный момент в Питере известно о 50 детях с МПВС. Медики настаивают — это немало.

Фото: Артем КИЛЬКИН

Между тем специалисты отмечают: да, распознать склонность к развитию МПВС у детей нельзя. Зато можно заранее оградить их как от самой болезни, так и от ее потенциальных осложнений. И единственный способ это сделать на данный момент — вакцинация. Так, по крайней мере, вирус не передастся ребенку от взрослого — а значит, шанс столкнуться с его последствиями будет существенно ниже.

Реклама