Убийство, потрясшее Исландию: история Бирны Бряунсдоттир

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Как пропажа девушки спровоцировала крупнейшие поиски в истории страны и стала национальным шоком в государстве с одним из самых низких уровней преступности.

Постер с описанием внешности и времени пропажи Бирны Бряунсдоттир. Фото Morgunblaðið

В Исландии, где проживает около 330 тысяч человек, убийство считается чем-то совершенно редким. В 2015 году (более свежих данных нет) страна заняла третье место по самому низкому уровню насильственных смертей, уступив лишь Сингапуру и Лихтенштейну. Поэтому когда в январе 2017 года в стране, где полицейские ходят по улицам без оружия, таинственно пропала девушка, местные жители столкнулись с совершенно новыми ощущениями.

История этих поисков и их трагичное завершение стали причиной национального траура, эхо которого слышно даже год спустя. Подробности криминального расследования и его итогов рассказалоиздание The Guardian.

Пропавшая на острове

Для уроженки исландской столицы Рейкьявика Бирны Бряунсдоттир этот день должен был пройти как обычно. В январе солнце светило не больше пяти часов в день, поэтому к вечеру, когда уже стемнело, 20-летняя девушка встретилась с друзьями в пабе, а после они поехали в местный клуб. К двум часам ночи уставшие от танцев знакомые попрощались с подругой, которая решила остаться подольше.

Три часа спустя она покинула заведение и направилась домой по улице, каждые 10 метров которой ярко освещали фонарные столбы. В Исландии нет ничего необычного в том, что по ночам девушки ходят одни — их просто не от кого защищать. Бряунсдоттир была пьяна, поэтому в какой-то момент уронила на тротуар мелочь, а затем столкнулась с прохожим. Далее она прошла мимо бара «Лебовски», вдохновлённого фильмом братьев Коэнов, и кофейного магазина. А затем пропала.

Вид на одну из главных улиц Рейкьявика — Лёйгавегюр, где последний раз видели Бряунсдоттир. Фото Ричарда Кея, Flickr

Когда Бряунсдоттир не появилась на работе, её подруга Мариа заподозрила неладное: девушка всегда приходила вовремя. Старая знакомая позвонила пропавшей, но телефон был выключен — раньше такого никогда не случалось. Мариа связалась с подругой, с которой девушка виделась накануне, и вместе они предположили, что Бряунсдоттир вернулась домой. Там её не было. В тот же день родители пропавшей подали заявление в полицию и разместили в Фейсбуке сообщения: «Дорогие друзья. Мы не можем связаться с ней, и это на неё не похоже. Пожалуйста, распространяйте и помогите в её поисках».

Пару часов спустя постом поделились несколько тысяч раз, но от девушки не было вестей. На протяжении ночи её мать каждый час обзванивала экстренные службы, надеясь хоть на какие-то новости. На следующее утро пришло сообщение от полиции — до того, как телефон Бряунсдоттир отключился, его сигнал зафиксировали в городе Хабнарфьордюр в районе порта в девяти километрах от Рейкьявика. Родители пропавшей и её друзья отправились туда и стали стучаться в случайные двери, называя имя девушки.

К вечеру мать Бряунсдоттир была в отчаянии — её дочь не выходила на связь почти 36 часов, и она чувствовала в этом нечто совершенно противоественное. Полиция бездействовала, не видя оснований для начала поисков, но к родителям исчезнувшей обратились местные телеканалы. Вскоре новость о пропаже 20-летней девушки разошлась по всей стране.

«Разве вы не можете найти её, как в кино?»

На примерно 340 тысяч жителей Исландии приходится 90 тысяч единиц приобретённого оружия, но покупают его для охоты, а не для самообороны. Случаи злоупотребления минимальны, что логично укладывается и на политическое положение Исландии — это единственное государство в составе НАТО без регулярной армии. С 2000 по 2015 годы в среднем в стране убивали не больше двух человек в год, и в основном это были молодые люди, знакомые друг с другом. За 2008 год в стране вообще не было убийств, а полиция патрулирует улицы без оружия и в свободные минуты ест мороженое, делая селфи.

Когда вечером детективу Гримуру Гримссону (Grímur Grímsson) позвонили из отделения и сообщили о пропаже девушки, он сразу отправился в участок. В свои 30 лет следователь не проводил время за поеданием сладостей на посту — в 1990-х годах он был в районе Вестфирдира, где под снежной лавиной погибли больше 30 человек. С 2009 года он больше шести лет работал в прокуратуре и занимался уголовными делами о мошенничестве, которые привели к закрытию трёх крупнейших банков страны.

Полицейские в Рейкьявике. Фото Getty

Пока Гримссон ехал в полицейский участок, он не волновался — каждый месяц в Исландии сообщают о пропаже нескольких людей: охотников, туристов, трудных подростков, наркозависимых или пожилых жителей с деменцией. Молодые люди в основном быстро возвращались, переночевав у друзей. Изучая записи камер видеонаблюдения, детектив смотрел, как девушка уронила мелочь и столкнулась с незнакомцем, а потом завернула за угол. Но на видео со следующей камеры Бряунсдоттир уже не было: либо она ушла с тротуара в сторону, либо села в проезжавшую машину.

Пересматривая запись следователи заметили небольшую красную Kia Rio, которая ехала в противоположном направлении. Автомобиль завернул за угол за 30 секунд до того, как это сделала пропавшая — могла ли она сесть туда? Вполне возможно, решили детективы, но качество видео не давало возможности разглядеть номер машины, а к описанию с картинки подходило больше 100 автомобилей такой же модели и цвета.

«Разве вы не можете найти её так же, как в кино?», — нервно спросила мать пропавшей Силла (Silla), когда увидела запись с камер. «Так это не работает», — сухо ответил Гримссон.

Страна знакомств

Стереотип о том, что в Исландии все знают всех — это преувеличение, но если сказать одному исландцу о другом, то у них наверняка будет общий знакомый. У жителей страны есть стойкое чувство, что любой человек — ценная часть общества, и если кому-то требуется помощь, её надо оказать. «Здесь все занимаются вещами, за которые им не платят, будь это пение в хоре или организация спортивной команды. Это помогает нам почувствовать себя ценными и важными. Не всегда полезное свойство, но бывает красивым», — говорит исландская писательница в жанре криминала Лиля Сигурдардоттир (Lilja Sigurdardottir).

Гримссона назначили ведущим следователем по делу о пропаже Бряунсдоттир, и вскоре к поискам присоединилась Исландская ассоциации поиска и спасения (Ice-Sar). Организация состоит из профессиональных добровольцев, а история её появления тянется с начала 20-го века. Представители сообщества считают, что обычно простые граждане только мешают в поисках, хотя эта критика не останавливает отдельных добровольцев.

Первую улику по делу о пропаже нашли двое братьев чуть старше 20 лет — они отправились в зону, где последний раз зафиксировали сигнал телефона Бряунсдоттир, на заброшенной стройке нашли её обувь. Проверив записи камер видеонаблюдения в порту неподалёку, Гримссон заметил красную Kia Rio, которая припарковалась недалеко от доков около шести утра (девушка вышла из клуба примерно в пять утра). С пассажирского сидения машины вышел подвыпивший человек и медленно пошел в сторону корабля. Затем автомобиль уехал.

На этот раз номерные знаки удалось разглядеть — машину арендовал 25-летний Томас Олсен из Гренландии. Он вернул транспорт к назначенному времени и с тех пор на автомобиле ездила молодая семья. Когда следователи нашли машину, стало очевидно, что недавно её чистили — новые арендодатели жаловались на химический запах в салоне. При тщательном изучении заднего сиденья специалисты обнаружили следы крови — так как в Исландии нет развитой криминалистической лаборатории, образец крови отправили в Швецию для анализа.

Корабль The Polar Nanoq. Фото Morgunblaðið

Спустя три дня с исчезновения Бряунсдоттир корабль Polar Nanoq, на котором страну покинули единственные подозреваемые Томас Олсен и его друг Николай Олсен (не родственник), остановился на рыбалку в Гренландии. В какой-то момент Томас получил уведомление на телефон — исландские журналисты узнали о его причастности к делу, вычислили группу рыболовов в Фейсбуке и спрашивали у Олсена, знает ли он, кто арендовал машину. Обеспокоенный моряк рассказал об этом капитану судна, и тот посоветовал не беспокоиться, если ему нечего скрывать.

В это время команда Гримссона изучала варианты поимки подозреваемых: полицейский вертолёт доставил четырёх следователей на датский военный корабль, откуда они планировали договориться с местным отделением полиции о помощи в аресте (Гренландия входит в состав Дании). Исландского детектива смущало только одно — на операцию уходило время, а чем дольше они мешкали, тем вероятнее подозреваемые могли уничтожить улики.

Помощь пришла с неожиданной стороны: капитан корабля прочитал новости о пропаже девушки и заподозрил членов своей команды в связи с произошедшим. Он решил развернуть судно обратно в Исландию, объяснив это экипажу неполадками в двигателе, и отключил Wi-Fi, чтобы подозреваемые не смогли прочитать новости.

Хотя у Исландии нет спецназа, в стране есть элитные бойцы с терроризмом внутри полицейского отделения. На следующее утро после обещания капитана Polar Nanoq развернуть корабль на палубу с вертолёта высадились шесть членов «Отряда Викингов» и арестовали Томаса и Николая. 12 часов спустя судно вошло в порт Хабнарфьордюра.

Общественные перемены

Пока вся Исландия следила за развитием дела, в кафе и барах жители регулярно проверяли новостную ленту и делились теорями произошедшего. «Это отражает ультимативный страх общества: на молодую невинную девушку совершают нападение в спокойном районе. Вдобавок к этому подозреваемые оказываются чужеземцами, что только усиливает напряжение», — поясняет профессор социологии в Университете Исландии Хельги Ганнлаугссон (Helgi Gunnlaugsson).

С обсуждением пришли слухи: якобы тело пропавшей нашли в реке или она оказалась в заложниках на гренландском корабле вместе с другими девушками. Гримссону и полицейским приходилось развеивать эти слухи, в это же время продолжая поиски тела. Когда в порт вошло судно с подозреваемыми, полиции пришлось оцепить причал, чтобы контролировать собравшуюся толпу.

На допросе оба моряка отвечали одинаково, хотя давали показания отдельно. По их словам, 11 января 2017 года The Polar Nanoq вошёл в исландский порт, чтобы набрать новых членов команды, но несколько человек решили прогуляться по городу, в том числе Томас и Николай. Первый арендовал красную Kia Rio и забрал второго ближе к ночи, когда тот сильно перебрал в баре.

Томас Олсен (слева) и Николай Олсен. Коллаж Iceland Magazine

Оба мужчины утверждали, что к ним в машину садились две девушки, но Николай пояснил, что напился и плохо помнит происходившее. Томас подвёз друга в порт, где его зафиксировала камера видеонаблюдения. После этого Томас перелез на заднее сиденье к двум девушкам — одной из них была Бряунсдоттир — и поцеловал её. По словам моряка, час спустя он подбросил девушек до перекрёстка и уехал.

Если судить по записям камер видеонаблюдения, показания Николая были правдивыми — он был сильно пьян и вышел из машины примерно в шесть утра. Но свидетельства его друга были более сомнительными: он попал на запись камер в магазине, где покупал одежду, пластиковые мешки и моющее средство. Томас объяснил, что пытался оттереть с сиденья рвоту, но тут в дело включились шведские криминологи.

Они подтвердили, что кровь на заднем сиденье принадлежит пропавшей девушке, и в доказательство обработали часть машины люминолом — при контакте с каплями крови этот химикат даёт яркое синее свечение. «Машина светилась», — позже скажет на суде исландский следователь.

В это же время полицейские изучали комнату Томаса на корабле и обнаружили 23 килограмма гашиша приблизительной стоимостью в почти полтора миллиона долларов. Среди вещей также обнаружили водительские права исчезнувшей девушки. Стало очевидным, что моряк причастен к пропаже Бряунсдоттир, но Гримссон всё ещё даже немного не приблизился к нахождению тела.

Неделю спустя после пропажи местные жители развернули самую масштабную поисковую операцию в истории Исландии — только поисковая организация выделила 835 человек и 87 транспортных средств, не считая отдельных добровольцев. «„Сегодня она наша сестра, наша дочь“ — это стало нашей мантрой», — говорит менеджер поисковой организации Ice-Sar Гудбрандур Орн (Guðbrandur Örn), — «Мы живём не в том обществе, где мирятся с похищением 20-летней девушки».

Примерно в полдень на следующей день после начала поисков вертолёт береговой охраны заметил что-то частично погруженное в воду недалеко от ярко-оранжевого маяка Селвогсвити. Приглядевшись, офицер понял — это тело пропавшей девушки.

Национальные похороны

К церемонии прощания с Бряунсдоттир присоединились жители всех крупных городов Исландии, а также Гренландии и Дании. В Рейкьявик на улицы вышли тысячи людей, оставляя свечи и цветы в месте, где пропала девушка. Её похороны проводили в Хадльгримскиркье — крупнейшей церкви в стране, где среди 2000 собравшихся был президент и премьер-министр страны.

Церемония прощания с Бирной Бряунсдоттир. Фото Morgunblaðið

Лишь через пару недель после закрытия дела мать погибшей решилась узнать подробности произошедшего. Гримссон и начальник полиции были готовы к разговору: хотя тело нашли обнажённым, следов сексуального насилия не обнаружено, девушку били по лицу и душили, но когда Томас бросил её в воду и уехал, она была ещё жива. Вскрытие выявило — исландка захлебнулась.

Николая отпустили спустя две недели задержания, когда полиция решила, что он не причастен к преступлению. Несмотря на явные доказательства, Томас так и не признался в убийстве. Его мотивы неизвестны. 30 марта 2017 года моряку предъявили обвинения в хранении наркотиков и убийстве — все трое судей признали его виновным по обоим статьям и приговорили к 19 годам тюрьмы.

Мемориал в память о Бирне Бряунсдоттир. Фото Morgunblaðið

Больше года спустя после трагедии на улицах Рейкьявика работает куда больше камер — аргументы о чрезмерной слежке потеряли смысл. Трагичный случай не принёс стране полномасштабные изменения, но, как пишет The Guardian, стоит только спросить исландца об этом случае, и тот скажет, что это повлияло на людей.

Убийство совпало с периодом сильного экономического роста, туристическим бумом, притоком мигрантов для работы и иностранными инвестициями. Для психологии коренных жителей маленькой страны столь резкие изменения не могут пройти незаметно. Как говорит местный корреспондент Asoociated Press Эгил Бьярнасон, смерть молодой девушки каким-то образом сочетает в себе это беспокойство людей о новой эре.

Мать убитой девушки Силла постоянно носит на шее медальон с фотографией дочери. Она пытается сосредоточиться на хороших воспоминаниях о ней, порой проводя время с её вещами. Хотя она благодарна людям за внимание и поддержку, ей не нравится идея ежегодного поминального дня в память об усопшей как о способе призвать исландцев «держаться вместе».

В этом нет никакого смысла. Я с ума схожу, когда люди говорят о том, что страна вновь едина. Это фантазия: прекрасная страна на холодном севере, где все живут сообща. Я не думаю, что для Исландии правильно будет думать о себе как о чём-то особом в этом случае.

Силла Бряунсдоттир
жительница Исландии

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!


Похожие посты