Уместная и неуместная скорбь знаменитостей о трагедии в Казани

Реклама

Две россиянки одного возраста — Ксения Бородина и Наталья Водянова — отреагировали на трагедию в Казани.

Фото: Соцсети



Только вот сделали они это совершенно по-разному: одна — с акцентом на себя любимую, другая — адекватно ситуации.

Не будучи поклонницей Водяновой, отдаю ей должное: Наташка не просто пролезла в круг тех, у кого — по-настоящему большие и, в отличие от хастлеров-нуворишей, старые деньги, но и вызубрила правила существования в этом мире.

Естественность. Уместность. Лёгкость.

Тяжеловесность — в макияже, в одежде, в попытках и усилиях — удел быдла.

Фото: Соцсети


Бородина — она как слон в посудной лавке: слишком много усилий.

Слишком много напряжения во всём: в жестах, в высказываниях, во взгляде, в плечах. Слишком много желания кому-то что-то доказать.



Так, в своей совершенно неуместной реакции на трагедию в Казани, Бородина хотела доказать миру, что она:

а) шыкарная жэньщина или, выражаясь словами самой Ксении, «роскошь, которую не каждый сможет себе позволить»,
бэ) умная, а, значит, у неё есть ценные мысли и инсайты, которыми необходимо блеснуть.


И вот, в своей тяжеловесной попытке выполнить две задачи одним махом, Ксения берёт фотографию с отдыха, на которой она — при полном параде и вусмерть уфотошоплена, и под этой самой фотографией пускается в длинные рассуждения о том, кто виноват в трагедии и что, собственно, делать.

Блестит одеждами. Блестит мыслями.

Рассуждения Ксении настолько банальны, что вспомнилась соседка моей бабушки. Недалёкая, необразованная, грубая женщина была. Кухаркой, что ли, работала, но всем говорила, что она — из семьи «анженеров».

Вот Ксения мне её очень напомнила.

Пальма, звенящие браслеты на запястье, до ужаса бессмысленный взгляд в никуда, который сама Бородина наверняка считает задумчивым, и подо всей этой постановочной фотосессией с отдыха — пост о трагедии, в результате которой 7 детских тел отнесут на кладбище.

Ирония же — в том, что её пост, который настолько банален и глуп, что я отказываюсь приводить его тут полностью, Бородина завершает словами:

Зато когда все случилось — все решили хайповать, полетели снимать школу и пиарится на чужом горе …
Вопрос, мы стали такими равнодушными или проще жить, когда не замечаешь очевидного?

Ксюш, у людей — действительно горе, а ты рассуждаешь об этом горе, тряся пришитым хвостом и браслетами под арабской пальмой.

Ты «стала такой равнодушной» или тебе «проще жить, когда не замечаешь очевидного?»

Лена Миро

Реклама