Унесенный рекой: спустя почти 100 лет семья узнала судьбу парня, которого течением забросило из Китая в СССР

Перед смертью мать взяла с сыновей клятву отыскать пропавшего брата, и они сумели ее выполнить

Семья почти век искала пропавшего брата. И нашла его потомков - в России. Слева на фото - Хунлинь. Справа - его внучка Юлия вместе со своим дядей Юнфу, который ее отыскал. Фото: архив семьи.

Семья почти век искала пропавшего брата. И нашла его потомков — в России. Слева на фото — Хунлинь. Справа — его внучка Юлия вместе со своим дядей Юнфу, который ее отыскал. Фото: архив семьи.

Был Чжан Хунлинь, стал Володей Селивановым… Эта пронзительная история началась в Китае, а закончилась в России: унесенного рекой парня семья сумела найти спустя почти 100 лет — за тысячи километров! Как все было, рассказала его внучка Юлия Морозова.

Групповое фото (и это еще не все родственники!). Фото: архив семьи.

Групповое фото (и это еще не все родственники!). Фото: архив семьи.

Среднего сына — на лесоповал

30-е годы ХХ века*, река Амур. На левом берегу – село Амурзет (СССР), на правом – город Лобэй (Китай). Что делается у соседей, видно невооруженным глазом, но в гости не переберешься. Между берегами — граница, между странами — отношения острые.

— В городке Лобэй жила семья Чжан, — делится Юлия Морозова. – Эту фамилию когда-то носила и я. А еще слышала ее в школе, на уроках истории. Нам рассказывали о восстании желтых повязок в Китае, его возглавляли три брата Чжан, потом их казнили. Род старинный, уважаемый, в нем есть богатые и не очень. Семья из Лобэя была обычной: занимались земледелием, растили троих сыновей. Простые, открытые, работящие люди… Мой дедушка Хунлинь — средний из братьев, на тот момент ему было лет 17-18. Охотник, рыбак, настоящий добытчик, помогал родителям, успел привести в дом невесту, но… В один из дней случилось неожиданное.Река Амур, место, рядом с которым все произошлоВидео: архив семьи.ПОДЕЛИТЬСЯ КОДОМ ВИДЕО

Тогда Китай находился под оккупацией японцев. От каждой семьи забирали мужчин: служить или валить лес. И родители приняли решение – отправить Хунлиня, пусть честно отработает. За это им пообещали, что больше никого не тронут.

Приняли за шпиона

Вместе с товарищами парень заготавливал лес: рубил деревья и сплавлял вниз по Амуру. Когда управились, пора была возвращаться. Чтобы сократить путь, взяли несколько бревен связали веревками и спустили на воду.

Дальше разыгралась драма: когда плот был на середине реки, крепежи не выдержали… И трое парней очутились в воде. Плавать не умел никто. Говорят, один пошел ко дну сразу, других утащило течением. Оба выжили: кого-то прибило к своему берегу. А Хунлиню повезло меньше. Да, остался в живых, но его забросило на территорию Советского Союза.

Место, где была деревня, в которой жила семья Хунлиня. Фото: архив семьи.

Место, где была деревня, в которой жила семья Хунлиня. Фото: архив семьи.

— Мокрый, замерзший, перепуганный… Совсем мальчишка, по-русски ни слова. Его приняли за шпиона. Держали в сарае, допрашивали. Но он никак не мог понять: чего от него хотят? Конечно, рвался домой. Раз умудрился сбежать. Но как переберешься через реку? Пока метался, снова поймали. И теперь заслали подальше – на север Красноярского края.

Любовь спасли кусочки сахара

Так Хунлинь оказался в Норильлаге. Его осудили на 10 лет. Холод, голод, тяжелый труд… Многие не выдерживали, но этого парнишку будто что-то хранило.

— Начальство узнало, что Хунлинь – умелый охотник. И его стали отправлять на промысел: давали ружье, приставляли охрану. Хотя бежать там некуда, сгинешь. Дедушка бил песца, куропатку, и за это его подкармливали. А он всегда делился с товарищами. И не только…

В тех местах рядом были две зоны, мужская и женская. Их разделяли только заборы и ряды колючей проволоки. И однажды парень приметил там девушку. Что-то в ней было особенное. С тех пор всегда искал ее глазами.

Это Аня, будущая жена Хунлиня. Фото: архив семьи.

Это Аня, будущая жена Хунлиня. Фото: архив семьи.

— Ане было лет 14-15. Сама из Украины, Сумской области. Родители – зажиточные крестьяне, их раскулачили. Отца и матери в живых уже не было, дочку определили на кухню. Там кто-то украл мешок с мукой, а указали на нее. И девочка пошла по этапу. Срок был немаленький – лет 10. Как выжила? Хунлинь договорился с охранниками, чтобы те передавали девушке еду. Эти кусочки сахара и хлеба, вероятно, спасли ей жизнь.

Когда объявили амнистию, выпустили обоих, но без права выезда из города. Бывшие зэки жили в бараках, а семьям полагался хоть плохонький, но свой угол.

Мамин наказ

Сначала просто держались вместе, но вскоре Аня поняла: этот человек ЕЁ, и точка. Влюбленные поженились, обосновались в Дудинке.

Был момент: муж взял фамилию жены, а заодно изменил имя – так было проще. Был Чжан Хунлинь, а записался Владимиром Селивановым. К тому времени бегло (пусть и с акцентом) говорил на русском, пошел учиться. И, в конце концов, устроился машинистом на железную дорогу, тогда это было престижно.

Хунлинь с женой Анной и сыном Толей. Фото: архив семьи.

Хунлинь с женой Анной и сыном Толей. Фото: архив семьи.

— Зажиточная семья, Володя носил любимую на руках, — говорит внучка. – Она никогда не пожалела, что вышла за него. Родился сын Толя, мой будущий папа. Вроде бы жизнь наладилась, но дедушку никогда не оставляла мысль: он должен увидеться с близкими. Но тогда это было невозможно – политика.

… «Володе» не довелось узнать, что вслед за его исчезновением семья лишилась и отца. Ведь выживший после крушения плота приятель объявил: выплыл только я, где остальные – понятия не имею.

Тогда в дом нагрянули японцы с обвинениями: «Ваш сын – дезертир. Вы семья шпиона». Отца забрали, с концами. Потом нашлись очевидцы, что уверяли: «Чжан Чипэна привели к реке и заставили броситься в воду: «Плыви и без сына не возвращайся!». По словам других, мужчину расстреляли на берегу Амура.

Так или иначе в один миг семья потеряла и отца-кормильца, и ребенка. Матери пришлось поднимать детей одной. А голод был такой, что могли есть солому с крыш. Говорили, от горя женщина впала в депрессию — Хунлинь был ее любимцем.

— Время шло, а прабабушка не могла смириться с потерей. Когда была уже при смерти, наказала сыновьям: «Обещайте, сколько бы лет ни прошло, вы узнаете, что случилось с братом. Придете ко мне на могилу и все расскажете!». И младший брат поклялся: «Пока живу, буду искать». Его уже нет, но обет он передал сыну. И дядя Юнфу, он чиновник в финансовом управлении Лобэй, десятки лет слал запросы во всевозможные инстанции. А в ответ получал отписки. Отношения между странами оставались непростыми. К тому же дедушка изменил имя, это тоже затрудняло поиски.

Мама Хунлиня, завещавшая сыновьям найти пропавшего брата. Фото: архив семьи.

Мама Хунлиня, завещавшая сыновьям найти пропавшего брата. Фото: архив семьи.

Слушал китайское радио и плакал

Фамилию «Чжан» вернул себе Анатолий. Правда, носил ее совсем недолго. Единственный сын Хунлиня и Анны трагически погиб, когда ему не исполнилось и 30 лет. Несчастный случай – утонул.

— К тому времени он был женат на моей маме, Любови Максимовне, а в 1972-м году у них родилась я. Так что папа успел оставить после себя продолжение. Отца мне заменил дедушка. Самые теплые отношения из всех родных у меня были именно с ним. Таким я его запомнила: вечерами настраивал радио на китайскую волну, слышит родную речь и плачет.

Внучка Хунлиня Юля с папой и мамой. Фото: архив семьи.

Внучка Хунлиня Юля с папой и мамой. Фото: архив семьи.

Когда дедушка с бабушкой вышли на пенсию (по северному стажу – раньше), то переехали в город Кропоткин. Меня возили туда на каникулы. Лето перед первым классом стало последним, когда я увидела дедушку. Он уже болел. И, как будто предчувствовал свой уход. Уже такси приехало, а он меня обнимал и говорил: «Все, внучечка, больше не увидимся». Мы только прилетели домой в Дудинку, и телеграмма: «Дедушка умер».

Сейчас Юлия живет на юге России – приехала учиться и осталась навсегда. Работает в бюджетной сфере. У нее взрослый сын, внучка. Мама уехала в Чувашию, там трудится при монастыре.

И вдруг сообщение в соцсетях: «Здравствуйте! Это не Вас ищет семья?» А вместе с ним несколько фотографий, и на них – ЕЕ дедушка и бабушка. Юлия обомлела.

Отыскали по дате рождения

Позже выяснится: дядя Юнфу все-таки дождался. В 2018-м ему пришел ответ от главы администрации Таймырского района:

«Действительно, в Дудинке, на улице Песчаной, 31 проживал Чжан Хунлинь с супругой Анной Степановной. 19 апреля 1949 года у них родился сын Анатолий, впоследствии погибший в результате несчастного случая. У него остались жена и дочь – Чжан Юлия Анатольевна (и даже указывалась дата рождения – прим.ред.), они выехали из Дудинки».

Дальше события развивались стремительно. Русские знакомые помогли Юнфу написать обращение, разместили в соцсетях — группе «Жди меня. Красноярск». И Юлию нашли, всего через несколько дней. Волонтеры-поисковики пробили ее по той самой дате рождения.

С 2018-го года Юлии и ее родным помогает переводчик "Саша", Сунь Цзоцян. Фото: архив семьи.

С 2018-го года Юлии и ее родным помогает переводчик «Саша», Сунь Цзоцян. Фото: архив семьи.

— Конечно, родные захотели меня увидеть. Мы восемь месяцев общались с ними через переводчика Сунь Цзоцяна (или Сашу), он учился в Питере, работает на таможне между Амурзетом и Лобэй. Как он нам помог! Даже взял отпуск, чтобы сопровождать меня в Китае.

В Китае внучку пропавшего брата встречали, как звезду. Фото: архив семьи.

В Китае внучку пропавшего брата встречали, как звезду. Фото: архив семьи.

«Мы у тебя есть»

Женщина признается: в Китай ехала с огромным трепетом. Собиралась на неделю-две, а задержалась на месяц. Поначалу сильно переживала, незнакомые же люди, как сложится?

Юлия приехала в город предков. Фото: архив семьи.

Юлия приехала в город предков. Фото: архив семьи.

А попала — к своим. Только на таможне ее ждали 280 человек (и это еще пустили не всех) с баннером: «Добро пожаловать домой, Юлия!». Обнимали, целовали, никто не мог сдержать слез.

В первые минуты встречи плакали все. Фото: архив семьи.

В первые минуты встречи плакали все. Фото: архив семьи.

Вот это встреча! Фото: архив семьи.

Вот это встреча! Фото: архив семьи.

— Встречали, как звезду. Завозили с кортежем в символические ворота города предков, сняли огромное здание с банкетными залами, пригласили телевидение. Следующим утром выхожу, меня приветствует весь город. Одни угощают клубникой, другие мороженым. Школьники идут строем, останавливаются, кричат: «Юлия, с возвращением!».

Юлию ввозят в символические ворота города ее предков. Видео: архив семьи.

А я тайком – в банке из-под кофе – перевезла через границу горсть земли с могилы дедушки. Мне разрешили, закрыли на это глаза. И ее подхоронили к прабабушке. По китайским верованиям, после такого ушедшие предки должны узнать, что семья воссоединилась.

Землю с могилы дедушки Юлия привезла на его родину - в Китай. Фото: архив семьи.

Землю с могилы дедушки Юлия привезла на его родину — в Китай. Фото: архив семьи.

Поняла: для них род превыше всего. А я там вроде сироты, потерянного ребенка – рано лишилась отца. По их устоям, такому семья дает все самое лучшее. Мне сделали родовой браслет – из черного агата и кусочков золота. Причем количество камней, символы, все было высчитано по дате рождения. Теперь он со мной всегда – как оберег.

Браслет как родовой оберег, подаренный Юлии. Фото: архив семьи.

Браслет как родовой оберег, подаренный Юлии. Фото: архив семьи.

И еще один момент: когда началась пандемия, родные в Китае очень за меня переживали. Я как раз на три месяца осталась без работы. Тогда они собрали деньги, выслали. И благодаря им, я смогла продержаться. «Чтобы с тобой ни случилось, знай, что мы у тебя есть!» — сказали они. И мне это греет душу».

Юлия вместе с родными. Фото: архив семьи.

Юлия вместе с родными. Фото: архив семьи.

(*Точных дат она не знает, поясняет Юлия Морозова. О происходившем помнит, в основном, по рассказам бабушки).

Вот так встреча! Видео: архив семьи.

Оставьте комментарий