«В нашей семье было принято скандалить до истерики, оскорблять друг друга…»

Реклама

В нашей семье было принято скандалить до истерики, оскорблять друг друга ниже плинтуса, а потом делать вид, что ничего не произошло, все друг друга любят, все хорошо. Мама так и говорила: я всего лишь сделала замечание. А ничего, что после ора и рукоприкладства просто хотелось выброситься в окно? Ну, что ты так все близко к сердцу принимаешь, милые бранятся — только тешатся. Мы же семья.
Тринадцать лет психотерапии я узнавала, что такое «нормально», а что такое «ненормально». 
Году примерно на третьем обучения я пришла на организованный в МИГИПе тренинг по домашнему насилию от центра помощи женщинам Ярославна. И я узнала, что насилие — это не только когда тебя избивают ногами (а это у нас тоже было). Это когда тебе выедают мозг, доказывая, что ты ничтожество.
После этого тренинга я осознала, что вся моя жизнь — это сплошное насилие: все его виды. Я вышла замуж, чтобы сбежать из насилия. Но вокруг меня продолжало быть нормальным рассказывать мне, как я должна себя вести, какой я должна быть, чтобы меня любили и прочая, и прочая. Я прекратила отношения со всеми членами семьи, поскольку каждое общение (даже по телефону) доводило меня до недельного провала в травму.
И только после развода, когда я смогла пережить одиночество и осознать, что мне лучше быть одной, чем травиться чужим недовольством, я смогла принять решение, что больше никогда в моей жизни не будет ни одного человека, который позволит себе повысить на меня голос или оскорбить то, что мне ценно.
А Саша мне помог осознать еще одну вещь: если тебе в человеке что-то не нравится, и ты не можешь с ним спокойно об этом договориться, то либо ты принимаешь его таким, какой он есть, либо расстаешься. Не зачем мотать друг другу нервы.
И уж точно нет никакого смысла «мириться», если тебя оскорбили до мозга костей, потому что люди, как показал опыт, не меняются. Сколько ни давай им шансов, пользуются этим шансом, чтобы осознать, что натворили, процента два людей, не больше. Многие каются, что осознали, но это никак не меняет их действий. Осознание — это не просто «я подумал», это «я изменил свои действия».

Автор: Нина Рубштейн