В России могут появиться частные тюрьмы и СИЗО со всеми удобствами

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Можно больше не сушить сухари. Уже скоро тюрьма станет встречать сидельцев как мать родная: пирогами и разносолами, баней, или на худой конец сауной с массажистом. Конечно, по соображениям безопасности пилки для ногтей выдавать не планируют, да и зачем, если в камеру можно будет пригласить стилиста, парикмахера или мастера по маникюру.
Примерно такую картину нарисовал «Комсомолке» член Общественного совета совета Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) доктор юридических наук, профессор, заместитель секретаря Общественной палаты России Владислав Гриб.

— А почему заключенный не может сделать массаж если у него болит спина, — удивляется автор инициативы Владислав Гриб. — Что же в этом плохого? Следственные изоляторы и колонии существуют не для того, чтобы не давать человеку нормально помыться и выспаться, унизить его, а для того, чтобы лишить его свободы. Но даже там он вправе работать, получать заочно образование, информацию, все необходимые медицинские услуги. Только так можно перевоспитать оступившегося гражданина, а не озлобить его.

— Что мешает это сделать?

— Ветхость многих зданий пенитенциарной системы, в которых невозможно создать такие условия. Многим более 100 лет, они давно не отвечают нормам безопасности, что показал пожар в ульяновском СИЗО, где возникли трудности с эвакуацией и погибли четверо подследственных. А между прочим, содержание такого ветхого фонда лежит на плечах ФСИН, на государственном бюджете. Эта проблема с каждым годом усугубляется.

— Что вы предлагаете?

— Переложить эту ношу на плечи бизнесменов, которым выделять необходимые суммы на содержание зданий ФСИНа. Пусть строят частные тюрьмы, создают в них условия для комфортного содержания и работы заключенных.

— Вы предлагает строить тюрьмы для богатых?

— Вовсе нет, в первую очередь в такие частные колонии будут отправлять женщин с детьми, подростков, инвалидов. Во вторую очередь тех, кто имеет необходимые специальности: программистов, токарей, слесарей, сборщиков оборудования. В частные тюрьмы нельзя будет принести деньги с воли. Их можно будет заработать только там. Решение по распределению в такие частные тюрьмы будет принимать ФСИН исходя из личности и профессиональных качеств заключенного.

РИА Новости

Член Общественного совета совета Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) доктор юридических наук, профессор, заместитель секретаря Общественной палаты России Владислав Гриб
Фото: РИА Новости

— Выходит, что «воры в законе», что отказываются работать, и просто богатые будут вынуждены довольствоваться старыми колониями?

— Да это так.

— Есть ли подобный опыт за рубежом?

— Частные тюрьмы есть в США, Великобритании, Бельгии, Эстонии. Там бизнес зарабатывает на создании рабочих мест, и расширения платных услуг. Мы предлагаем также давать нашим предпринимателям новые участки земли, где они будут возводить новые здания, где можно создать все условия для комфортного проживания и труда заключенных, и тех, кто их охраняет. Государство платить бизнесу за содержание и эксплуатацию этих зданий. Кстати, мы в отличии от иностранцев не собираемся делать частной охрану: соблюдать режим будут сотрудники ФСИН.

— Где такие частные следственные изоляторы и тюрьмы могут появиться в скором времени?

— В Новой Москве. Мы уже ведем переговоры с инвесторами, которые заинтересованы в землях, на которых стоит Бутырский следственный изолятор. Мы вообще предлагаем вынести все старые здания пенитенциарной системы за пределы городов миллионников. Заинтересованность в этом уже есть. Но бизнесу нужны гарантии инвестиций и льготы, а главное решение правительства, чтобы начать эту системную работу.

В ФСИН России отказались комментировать инициативу Владислава Гриба, но пояснили, что на 8 сентября на совете планируется обсуждать проблемы медицинского обеспечения заключенных.

— Вот с медицины мы и начнем, — пояснил Владислав Гриб. — В колониях должны быть современные стоматологические кабинеты. До тюрем в Норвегии, где заключенным в двухместные камеры приносят свежий апельсиновый сок нам еще далеко, но начнем с того, что начнем менять сознание наших чиновников. Они должны понять, что современная тюрьма это не холодный пол и бараки, а всего лишь лишение свободы.

Екатерина МАРТИНОВИЧ

 

ВОПРОС ДНЯ

Нужны ли нам частные тюрьмы?

Эдуард ЛИМОНОВ, политик, писатель (в 2003 году был приговорен к 4 годам лишения свободы. Освобожден условно-досрочно):

— Если там всем все равно будет заправлять государственная охрана, то что же, собственно, изменится? Режим-то устанавливают люди. Главное — кто следит за дисциплиной, а не те, кто поставляет овощи, фрукты, массовиков-затейников…

Любовь УСПЕНСКАЯ, исполнительница русского шансона:

— Я всегда за частное предпринимательство. Частные компании более успешные, чем государственные, в них больше порядка.

Мария КАННАБИХ, член Совета по правам человека при президенте РФ:

— Я считаю, что это было бы неплохо. Я была в Швейцарии, в их центрах (так у них колонии называются). В них есть бассейны, и ничего страшного, все довольны. Думаю, со временем мы тоже придем к этому.

Геннадий ВОТРИН, полковник в отставке, председатель Совета ветеранов УФСИН РФ по Мордовии:

— Даже не знаю… Боюсь, что все будет повернуто для достижения больших денег тем, кому будут принадлежать тюрьмы. Исполнение наказания же (а это очень сложный комплекс) останется где-то за бортом… Еще опасаюсь, что в таких частных колониях резко возрастет коррупция.

Сергей ИВАНЕНКО, правозащитник, Ростов-на-Дону:

— Наши новаторы пытаются следовать примеру запада, а зачем? Там все другое — и менталитет, и жизнь. Получится, что откроются вполне легальные частные колонии-курорты для избранных. А остальные будут продолжать сидеть в ужасных условиях. Да и сейчас в зонах одним живется гораздо лучше, чем другим. Но по крайней мере, это — исправительное учреждение.

Роман АРДЫКУЦА, директор Центра правовой поддержки «Час суда»:

— В России за такой инициативой нужен жесточайший контроль. Надо пару лет опробировать это на одном-двух учреждениях и сделать выводы. Идея с обязательной работой — более чем здравая: многие преступники и в тюрьме считают себя безнаказанными. Они как дома: не работают, пишут музыку, играют в баскетбол…

Серега С., отбывал 5-летний срок за мошенничество:

— С братвой созванился, им нравится. Хотя и сейчас в любой зоне можно комфорт себе устроить, были бы деньги…

Иван ГОЛУБЕВ, работник следственного изолятора №1 («Матросская тишина»):

— Я бы не отказался от нового помещения СИЗО. Старые изоляторы, которым по 100 с лишним лет, не очень удобные. Стены уже разваливаются, все обветшало. Если для этого надо привлечь частников — я только «за».

Сергей ИВАНОВ, слушатель Радио «КП» (97,2 FM):

— Все-таки в тюрьме не должно быть лучше чем на воле. Наказание за преступление должно быть наказанием, а не поощрением. Не санаторием.

 

Владислав Гриб в эфире Радио «Комсомольская правда» — о своей инициативе:

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Мы делаем Golbis для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!