В Самаре медик победил 100% поражение легких при COVID-19 и вернулся на работу

Реклама

Завотделением пульмонологии ГБ №4 Тенгизу Бетанели спасли жизнь в реанимации СОКБ им. Середавина

Тенгиз Бетанели (слева) благодарен за спасение жизни коллеге Артему Алексанкину

Тенгиз Бетанели (слева) благодарен за спасение жизни коллеге Артему Алексанкину

Фото: Ольга НОВИКОВА

В июне 2020 года заведующий отделением пульмонологии самарской горбольницы №4 Тенгиз Бетанели отпраздновал второй день рождения. 64-летний медик был экстренно госпитализировал с тяжелейшим поражением легких – оно приближалось к 100%. Однако коллеги совершили настоящее чудо и вернули Тенгиза Бетанели к жизни. Победив страшную инфекцию, медик вернулся к работе в своем отделении и сейчас использует пережитый опыт, помогая восстанавливаться после коронавируса уже своим пациентам.

Одни из первых столкнулись с коронавирусом

Тенгиз Бетанели признается – с детства мечтал быть врачом.

— Уже начиная с шестого класса не видел себя ни в какой другой специальности, — рассказывает он. – Даже сбежал из дома в восьмом классе, чтобы получить медицинское образование. Я из Грузии, но мама и тетя у меня русские, и я сбежал к тете в Куйбышев. Здесь закончил школу, поступил в медицинский университет, да так и остался.

С 1979 года Тенгиз Бетанели работает врачом. Сначала в терапии, потом три года – в кардиологическом диспансере. После этого он возглавил вновь созданное отделение терапии в ГБ №4, а вскоре создал там отделение пульмонологии. Именно это отделение одним из первых в Самаре столкнулось с коронавирусом еще в апреле 2020 года. У кого-то из больных с диагнозом «пневмония» обнаружили коронавирус, и все отделение вместе с врачами и пациентами закрыли на двухнедельный карантин.

— Тогда все мы вышли здоровыми, и пациентов всех поставили на ноги, — вспоминает Тенгиз Бетанели. – Но позже я все-таки заразился. И сразу понял, что это именно ковид.

Медик почувствовал себя плохо 2 июня. Уже на второй день болезни стало совсем худо: началась усиленная одышка, боли в грудной клетке. Санавиация срочно доставила его в реанимацию СОКБ им.Середавина, где Тенгиз Шотович провел долгие две недели.

Едва пришел в себя, попросил ручку и бумагу

— При поступлении в реанимацию было диагностировано субтотальное поражение легких из-за коронавируса, ситуация оценивалась как очень тяжелая, поражение легких составило почти 100%, — рассказал заведующий отделением реанимации инфекционного госпиталя СОКБ им.Середавина Артем Алексанкин. – Это не уникальный случай – к нам попадают такие пациенты, но риск летального исхода здесь велик. Фактически пациент был на грани перевода на ИВЛ. Мы задействовали современные рекомендованные методы интенсивной терапии, мощную гормональную терапию для подавления избыточного воспаления легочной ткани. Потребовалась и серьезная респираторная поддержка – так называемая неинвазивная вентиляция легких, которая позволила нам стабилизировать состояние, выровнять показатели кислородного баланса организма, функцию внешнего дыхания. В результате уже через семь суток мы отметили улучшение состояния пациента, уменьшение одышки, повышение активности больного, улучшение гемодинамики. И через 14 дней нахождения в реанимации мы перевели Тенгиза Шотовича из реанимации.

В инфекционном госпитале СОКБ им.Середавина Тенгиз Бетанели провел целый месяц

В инфекционном госпитале СОКБ им.Середавина Тенгиз Бетанели провел целый месяц

Фото: Ольга НОВИКОВА

Правда, борьба с болезнью на этом не закончилась. В общей сложности Тенгиз Бетанели провел в инфекционном госпитале СОКБ Середавина целый месяц.

— Пребывание в реанимации помню плохо, сказываются последствия кислородного голодания, — признается он. – Я изрядно удивил коллег, когда, едва придя в себя, потребовал авторучку и бумагу. На вопрос, мол, зачем, объяснил – хочу записать все, что со мной происходит. Мне это удалось, и сейчас я планирую оформить эти записи в статью для медицинского журнала. Ведь одно время лечить «со стороны», а совсем другое – прочувствовать все стадии болезни на себе. Я очень благодарен врачам, медсестрам и санитаркам СОКБ им.Середавина за их доброту и заботу – это что-то невероятное, это лучшие традиции российской медицины, когда тебе готовы всегда прийти на помощь, поговорить, откликнуться.

«Куда я без работы?»

Реабилитация после COVID-19 заняла у Тенгиза Бетанели почти полгода.

— Было тяжело, — признается он. – Сначала удавалось пройти только пять метров, потом начинал задыхаться, нужен был кислород. Потом – десять метров, потом 15… Пережив коронавирус, я понял, что мне нужно более плотно заниматься не только лечением, но и реабилитацией своих пациентов. Ведь одно дело, когда ты работаешь только как врач, и другое – когда эту болезнь прочувствовал изнутри. Наверное, я теперь чуть больше понимаю пациентов по-человечески. Постковидный синдром у каждого может выражаться индивидуально, но есть и общие особенности — снижение памяти, выпадение волос, особенно у женщин, усталость, необычная потливость, нарушения сна, страхи как минимум у трети пациентов, учащенное сердцебиение. Всем им требуется и физическая, и психологическая реабилитация

Несмотря на возраст – 64 года, и перенесенную тяжелую болезнь, Тенгиз Бетанели ни на минуту не сомневался – он должен вернуться на работу. И 23 декабря он снова надел белый халат и поздоровался с пациентами в родном пульмонологическом отделении.

— Близкие, конечно, пытались отговорить от работы. Но куда я без нее? — говорит он. — К тому же у меня такой опыт, который не у каждого есть. А когда помогаешь другим, когда сумел что-то сделать, кого-то спасти — что может быть лучше в этой жизни?

Реклама