Вечное либидо Ирины Хакамады

Реклама

Я довольно хорошо отношусь к бабушке Ирочке Хакамаде — нет, ну всё лучше выглядеть в 65 лет подтянуто, чем сидя в пуховом платочке на лавочке, верно?

«Нет возрастных фригидных женщин. У женщины либидо вечное, всё зависит от партнера», — заявила бывший депутат Государственной Думы.

Фото: Соцсети

То есть, поговорить, кроме как о сексе и либидо, в 65 лет больше и не о чем?

Ну, ОК — давайте поговорим о вечном. Вечном либидо, в смысле.

Сексуальное желание человека — так уж устроила природа! — прямо завязано на репродуктивную функцию.

Секс — не развлекалово, с точки зрения эволюции, а способ продолжить свой вид. Удовольствие, получаемое совокупляющимися, является лишь стимулом заняться продолжением рода.

Представим себе, что не было бы удовольствия. Стали бы мы все трахаться с единственной лишь целью наделать детей? Очевидно, вымерли бы очень быстро, потому что дети без секса — одна сплошная головная боль.

Ходи девять месяцев пузатенькой. Поблюй сначала от токсикоза. Потом неповоротливым бегемотиком убереги живот от врагов. Затем спрячь от мамонта и саблезубого тигра. На ручки возьми. Говно вытри. Сиську потерзать дай.

Не было бы желания трахаться, не было бы детей.

Я не могу с полной уверенностью утверждать, существует ли либидо после климакса, когда женщина теряет возможность зачать, но с точки зрения эволюции, тяга к сексу, когда ты уже не можешь родить, является неоправданной тратой ресурсов.

Гормоны — в ноль. Репродуктивного смысла секса — ноль. Зачем тогда либидо? Природа очень рациональна, а потому не будет тратить ресурсы на всякую фигню без смысла.

Нет, бабушке Ирочке Хакамадочке лично я верю. Не стала бы она врать — всё-таки была депутатом.

Но как мне кажется, это всё-таки исключительный какой-то случай, что её либидо — вечно. Для большинства же женщин — вот оно надо вообще, когда и в двадцать-то не особо хочется?

Ирина Хакамада считает себя противницей эйджизма.

Меня же откровенно раздражает, как некоторые женщины борются с этим эйджизмом, рассказывая сказки про вечное либидо, выставляя себя голыми в соцсетях, рожая от суррогатных рабынь, снижая паспортный возраст.

Зачем это всё? Ведь это и есть самый настоящий эйджизм — неумение принять свой возраст и найти в нём свойственные ему плюсы.

Молодиться — это не бороться с возрастной дискриминацией, а наоборот, помогать ей!

«Мне даже со своими ровесниками неинтересно общаться. Все, с кем я общаюсь, моложе меня на лет 10—15, а большая часть тех, с кем я общаюсь, — это люди от 20 до 40 лет».

Ну, и кто тут эйджист, дискриминирующий людей в возрасте, после таких заявлений?!

Типа, если ты уже не хочешь трахаться, твоя писечка заросла мхом, то ты уже и не человек? Вот это вот — мерзкий эйджизм.

Считать себя неполноценным человеком, потому что у тебя уже был климакс, недопустимо. Естественный процесс старения — это нормально. Если в 65 лет не тянет на мужиков — нормально и нет повода стыдиться этого!

Я довольно хорошо отношусь к бабушке Ирочке Хакамаде — нет, ну всё лучше выглядеть в 65 лет подтянуто, чем сидя в пуховом платочке на лавочке, верно?

«Нет возрастных фригидных женщин. У женщины либидо вечное, всё зависит от партнера», — заявила бывший депутат Государственной Думы.

Фото: Соцсети

То есть, поговорить, кроме как о сексе и либидо, в 65 лет больше и не о чем?

Ну, ОК — давайте поговорим о вечном. Вечном либидо, в смысле.

Сексуальное желание человека — так уж устроила природа! — прямо завязано на репродуктивную функцию.

Секс — не развлекалово, с точки зрения эволюции, а способ продолжить свой вид. Удовольствие, получаемое совокупляющимися, является лишь стимулом заняться продолжением рода.

Представим себе, что не было бы удовольствия. Стали бы мы все трахаться с единственной лишь целью наделать детей? Очевидно, вымерли бы очень быстро, потому что дети без секса — одна сплошная головная боль.

Ходи девять месяцев пузатенькой. Поблюй сначала от токсикоза. Потом неповоротливым бегемотиком убереги живот от врагов. Затем спрячь от мамонта и саблезубого тигра. На ручки возьми. Говно вытри. Сиську потерзать дай.

Не было бы желания трахаться, не было бы детей.

Я не могу с полной уверенностью утверждать, существует ли либидо после климакса, когда женщина теряет возможность зачать, но с точки зрения эволюции, тяга к сексу, когда ты уже не можешь родить, является неоправданной тратой ресурсов.

Гормоны — в ноль. Репродуктивного смысла секса — ноль. Зачем тогда либидо? Природа очень рациональна, а потому не будет тратить ресурсы на всякую фигню без смысла.

Нет, бабушке Ирочке Хакамадочке лично я верю. Не стала бы она врать — всё-таки была депутатом.

Но как мне кажется, это всё-таки исключительный какой-то случай, что её либидо — вечно. Для большинства же женщин — вот оно надо вообще, когда и в двадцать-то не особо хочется?

Ирина Хакамада считает себя противницей эйджизма.

Меня же откровенно раздражает, как некоторые женщины борются с этим эйджизмом, рассказывая сказки про вечное либидо, выставляя себя голыми в соцсетях, рожая от суррогатных рабынь, снижая паспортный возраст.

Зачем это всё? Ведь это и есть самый настоящий эйджизм — неумение принять свой возраст и найти в нём свойственные ему плюсы.

Молодиться — это не бороться с возрастной дискриминацией, а наоборот, помогать ей!

«Мне даже со своими ровесниками неинтересно общаться. Все, с кем я общаюсь, моложе меня на лет 10—15, а большая часть тех, с кем я общаюсь, — это люди от 20 до 40 лет».

Ну, и кто тут эйджист, дискриминирующий людей в возрасте, после таких заявлений?!

Типа, если ты уже не хочешь трахаться, твоя писечка заросла мхом, то ты уже и не человек? Вот это вот — мерзкий эйджизм.

Считать себя неполноценным человеком, потому что у тебя уже был климакс, недопустимо. Естественный процесс старения — это нормально. Если в 65 лет не тянет на мужиков — нормально и нет повода стыдиться этого!

Согласны? Как вам разговоры бабушек о вечном?

Лена Миро

Реклама