«Вирус мутирует»: врач «красной зоны» рассказала, как изменились симптомы коронавируса

Реклама

И почему некоторые пациенты не поддаются лечениюВрач за эти шесть месяцев вместе с коллегами спасла около 150 пациентов с COVID-19

Врач за эти шесть месяцев вместе с коллегами спасла около 150 пациентов с COVID-19

Фото: Архив «КП»

Хирург Гаянэ Давидян вот уже полгода как работает в «красной зоне» городской клинической больницы Пятигорска. Врач за эти шесть месяцев вместе с коллегами спасла около 150 пациентов с COVID-

— В «красную зону» в первый раз я пошла работать в июне, в свой отпуск. Очень хотелось узнать проблему изнутри, ну и развенчать все мифы о мировом заговоре. Потом вернулась сюда осенью, чтобы помочь своим коллегам. Врачей действительно не хватает.

Гаянэ заходит в «красную зону» в одноразовом комбинезоне, бахилах, с двумя парами перчаток. На ней – респиратор и защитные очки. Смена длится 12 часов. Через 6 часов — перерыв.

— В этом «обмундировании» сложно дышать, нет возможности выпить воды и сходить в туалет. Но мы приходим сюда работать и спасать людей, у нас нет времени обращать внимания на такие мелочи. Все 6 часов проходят в постоянных обходах больных, измерении показателей, приемке новых пациентов и заполнении историй болезни, — признается врач.Фото: личная страница героини в соцсети

Фото: личная страница героини в соцсети

По словам медика, врачи за период пандемии научились по клиническим признакам определять, какие препараты нужны пациенту, а какие лучше отменить.

— Процент выживших намного выше, чем умерших. Но есть пациенты, которые плохо поддаются лечению: у них есть сопутствующие патологии, многие долгое время пребывают дома с болезнью, занимаются самолечением. Все эти факторы приводят к утяжелению ситуации. И поэтому мы не всегда можем их спасти.Фото: личная страница героини в соцсети

Фото: личная страница героини в соцсети

Главное, по мнению Гаянэ, — как можно дольше обходиться без перевода больного на ИВЛ.

—Помню, как к нам привезли первого тяжелого пациента. Это был мужчина с поражением легких в 50% и с выраженной дыхательной недостаточностью. Его сразу положили в реанимацию, где проводилось оперативное лечение с неинвазивной вентиляцией легких (когда пациент дышит через маску — Ред.). Эта методика сейчас часто используется при лечении коронавирусной инфекции. Она позволяет не переводить пациентов на искусственную вентиляцию легких, но при этом насыщать кислородом легкие. И таким образом, у пациентов появляется очень высокий процент выживаемости. Благодаря усилиям моих коллег этого тяжелого пациента через несколько дней перевели из реанимации в обычную палату. А потом выписали.

Врач рассказывает, что ночные дежурства в «красной зоне» порой бывают сложнее дневной работы:

—Спокойных ночей практически не бывает. У многих давление скачет, кого-то беспокоит сильный кашель и одышка, а кто-то резко ухудшается именно ночью. В ночное время количество новых пациентов может превышать дневную норму. Их надо принять, описать, назначить лечение, проконтролировать состояние. При этом никто не отменял основную работу: истории к утру должны быть подготовлены, дневники написаны, назначения сделаны. Если и выдается минутка-другая на то, чтобы поспать, то это то еще удовольствие, когда на тебе многослойный костюм, на лице две маски, очки, капюшон. При этом к лицу прикасаться нельзя, а руки в район головы лучше вообще не поднимать. А после бурной ночи — обязательный утренний обход, который занимает почти 2 часа. К концу суток руки начинают дрожать от усталости.Фото: личная страница героини в соцсети

Фото: личная страница героини в соцсети

Гаянэ замечает, что симптомы у пациентов изменились, а это, по ее мнению, может означать, что вирус мутирует:

— Периодически возникают новые проявления у разных пациентов — неврологические, кишечные и другие осложнения. Лабораторные анализы указывают на, что коронавирус поражает практически все системы и органы.

Реклама