Врач из Италии, сохраняя анонимность, раскрыл факты распространения и течения болезни

Врач, вероятно, из Италии (свое имя он оставил в тайне, ведь у него нет мандата на общение с прессой) рассказал, как в Италии готовились к болезни, что происходит в больницах и как правительство пытается бороться с вирусом. Он настаивает, что люди должны отложить статистику в сторону, потому что заражение может испортить жизнь многим, гораздо более сложными способами.

Об этом пишет Петр Чернышов на своей странице в Facebook.

Короновирус — что пишут врачи.

Мне прислали очень интересный и полезный текст. Автор — врач в большой больнице где-то в Италии. Имя не дает — посколько врачам запрещено (и правильно!) общаться с прессой.

Источник Newsweek. Говорил он с американским журналистом для международного журнала — поэтому и обращается к англоязычной аудитории.
Я перевел просто с Google-translate. И потом немного поредактировал чтобы убрать нелепости перевода.

«Я врач в крупной западноевропейской больнице.

Наблюдать за вами, американцы (и вами, британцы) в эти все еще первые дни пандемии коронавируса, все равно, что смотреть знакомый фильм ужасов, в котором главные герои снова распределяются на пары или решают отправиться в путешествие по темному подвалу.

В реальной жизни такое поведение – делать вид, что это простой грипп; держать школы открытыми; придерживаться своего плана путешествий или ежедневно приходить в офис. Это то, что мы делали в Италии. Мы были настолько спокойны, что даже когда начали появляться люди с симптомами коронавируса, мы списали их на неприятный случай гриппа. Мы поддерживали экономику, указывали пальцем на Китай и призывали туристов продолжать путешествовать. И большинство из нас сказали себе и друг другу: это не так уж плохо. Мы молоды, мы в форме, все обойдется, даже если и подхватим это.

Промотать два месяца, и мы тонем. Статистически говоря — судя по кривой в Китае — мы еще не достигли пика, но наш коэффициент смертности составляет более 6 процентов, вдвое больше среднего глобального показателя.

Отложите в сторону статистику. Вот как это выглядит на практике. Большинство моих друзей детства сейчас врачи, работающие в северной Италии. В Милане, в Бергамо, в Падуе, им приходится выбирать, кому делать интубацию: 40-летнему отцу двух детей, сильному и здоровому, без сопутствующих заболеваний, или 60-летнему пациенту с высоким давлением. Потому что у них не хватает мест. Тем временем в коридоре ждут еще 15 больных, которые уже тяжело дышат и нуждаются в кислороде.

Армия пытается доставить часть пациентов в другие регионы на вертолетах, но этого недостаточно: поток слишком большой, слишком много людей заболевают одновременно.

Мы все еще ожидаем пика эпидемии в Европе: вероятно, в начале апреля для Италии, в середине апреля для Германии и Швейцарии, где-то же в это время для Великобритании. В США вспышка только начинается.

Но пока мы не достигнем пика, единственное решение состоит в том, чтобы ввести социальные ограничения.

И если ваше правительство колеблется, эти ограничения зависят от вас. Оставайтесь дома. Не путешествуйте. Отмените семейные праздники, промо-мероприятия и вечеринки. Это конечно грустно, но сейчас особое время. Не рискуйте. Не ходите в места, где собирается больше 20 человек в одной комнате. Это небезопасно, и оно того не стоит.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Почему так строго, если большинство людей выживут?

А вот почему: показатель смертности — некорректный критерий. Заражение вирусом может испортить вам жизнь многими, гораздо более сложными способами, чем просто убить вас. «Мы все молоды» — ладно. «Даже если мы подхватим микроб, мы выживем» — потрясающе. Как насчет четырех месяцев физиотерапии, прежде чем вы снова почувствуете себя человеком? Или получить рубцовую ткань в легких и ограничить уровень своей активности на всю оставшуюся жизнь? Не говоря уже о том, что у вас есть все шансы заразиться еще какой-нибудь инфекцией в больнице, пока вы лечитесь или ожидаете результатов теста, пока ваш иммунитет занят пусть даже ложной тревогой обычного гриппа. Никакое путешествие для отдыха или бизнеса не стоит такого риска.

Однако есть вероятность, что вы можете заразиться коронавирусом и даже не получить симптомов. Отлично. Вам повезло. Но очень не повезло всем окружающим, от ваших собственных бабушек и дедушек, до случайного пожилого человека, который сел в поезд на метро через одну или две остановки после вашего выхода. У вас все хорошо, вы даже едва ли чихаете и не кашляете, просто ходите и убиваете пару пожилых дам, даже не подозревая об этом. Это справедливо? Судите сами.

Мое личное, а также профессиональное мнение: мы все обязаны оставаться дома, за исключением очень особых причин: например, вы идете на работу, потому что работаете в сфере здравоохранения, или вы должны спасти жизнь и доставить кого-либо в больницу, или пойти в магазин за едой, чтобы вы могли выжить. Но когда мы подходим к этой стадии пандемии, очень важно не распространять возбудителя. Единственное, что помогает, это социальные ограничения. В идеале, правительство должно издать эту инструкцию и предоставить финансовый запас — компенсировать владельцам бизнеса, максимально облегчить финансовую нагрузку на всех и снизить необходимость рисковать своей жизнью или жизнью других просто ради того, чтобы свести концы с концами. Но если ваше правительство или компания тормозят, не будьте безучастными. Берите ответственность. Во всех перемещениях, кроме самых необходимых, ограничьте себя.

Это эпидемиология 101. Да, это печально. Это экстремально, но, к счастью, у нас нет пандемий такого масштаба каждый год. Так что посидите. Оставайтесь на месте. Не путешествуйте. Оно абсолютно того не стоит.

Гражданский и моральный долг каждого человека – где бы он не находился – помогать в глобальных попытках уменьшить эту угрозу человечеству. Отложить любую поездку или путешествие, которые не являются жизненно важными, и как можно меньше способствовать распространнению болезни. Повеселимся в июне, июле и августе, когда, надеюсь, все будет позади. Берегите себя.. Удачи.»

Автор — старший врач в крупной европейской больнице. Она попросила остаться анонимной, потому что она не была уполномочена говорить с прессой.

Записал Дими Рейдер.

Петр Чернышов

Оставьте комментарий