«Я больше так не буду. Отпустите меня к родителям»: суд оставил студентку, сбившую двоих детей, под арестом

Реклама

Башкирова вновь разревелась на заседании, но слезы не помогли смягчить меру пресечения

Башкирова вновь разревелась на заседании, но слезы не помогли смягчить меру пресечения

Башкирова вновь разревелась на заседании, но слезы не помогли смягчить меру пресечения

Фото: Агентство городских новостей МОСКВА

Чего стоит жизнь двоих мальчишек: СИЗО или домашний арест, тюрьма или колония-поселение? Решать, конечно, суду. После жуткой аварии, случившейся на пешеходном переходе в Москве, многие ставили себя на место и виновницы ДТП, и мам погибших ребят.

Напомним, Валерию Башкирову, стаж вождения которой всего 7 месяцев, обвиняют по статье 264 УК РФ «Нарушение ПДД, повлекшее смерть двух лиц». На своей «Мазде» 16 июля она протаранила троих детей, которые с мамой и бабушкой переходили дорогу по зебре на улице Авиаторов.

Блондинка за рулем хотя и ехала без превышения скорости, но не удосужилась даже притормозить у зебры. Удар был такой силы, что пятилетний мальчик погиб через три часа после аварии, а его четырехлетний двоюродный брат умер на следующий день. Чудом удалось выжить их девятимесячной сестренке, которая в момент столкновения была пристегнута ремнями безопасности в детской коляске.

Башкирова на месте ДТП в оправдание заявила, что детей не видела, уточнив, что смотрела на телефон с включенным навигатором. Кроме того, девушка сослалась на ослепившее ее солнце, но эта версия не подтвердилась. В крови студентки не было ни алкоголя, ни наркотиков. Двое суток она провела под домашним арестом, но после смерти второго ребенка меру пресечения ужесточили.

В женское СИЗО «Печатники» ее доставили прямо из зала суда в понедельник, 19 июля. Почти сразу адвокат обжаловал эту меру пресечения, сославшись в своей апелляции на наличие у Башкировой постоянной прописки в Москве, а также отсутствие судимостей и административных штрафов.

Апелляцию, в который защитник требовал вернуть Башкирову под домашний арест, в среду, 4 августа, рассмотрел Мосгорсуд. Заседание прошло в открытом режиме. Сама Валерия вышла на связь с судом по видеосвязи из СИЗО. Белая футболка, волосы скромно собранные в хвост, кипа бумаг и уголовный кодекс в руках: к суду девушка явно готовилась. Первые минуты Валерия, устроившая истерику на прошлом заседании (тогда она разревелась, когда услышала слово «СИЗО»), держалась спокойно.

Но как только в зал вошли ее родители и стали махать дочке рукой в камеру, Башкирова снова расплакалась. Своё имя и фамилию суду она назвала, всхлипывая от слез и громко вздыхая через каждое слово.

— Присаживайтесь! — обратился к Башкировой судья.

Но та ещё долго стояла, вытирая слёзы, капающие со щёк.

Потерпевшие, родители погибших мальчиков, в суд не явились. Они попросили рассмотреть апелляцию без их участия.

— Просим приобщить кассовые чеки, — выступил с ходатайством Альберт Якобов, адвокат Башкировой.

Это чеки на организацию похорон двух братьев. Все расходы взяли на себя родители Башкировой. На похороны мальчиков они в общей сумме потратили 200 тысяч рублей.

Зачитывая ходатайство адвоката, судья уточнил, что Башкирова полностью признала вину и сотрудничает со следствием.

— Двое суток моя подзащитная была под домашним арестом. За это время она ничего не нарушила, на допросы в суд явилась добровольно. Это преступление средней тяжести, и по УПК она имеет право находиться дома. Родители готовы внести залог, если это потребуется. Мы согласны на любые запреты деятельности. Прошу учесть ее юный возраст, — обратился к суду адвокат Альберт Якобов.

Суд предоставил слово и самой Башкировой. Валерия, закрыв лицо руками, опять разревелась.

— Я прошу прощения, я виновата, — заикаясь от слез, начала Башкирова. — Я все понимаю, я больше так никогда не сделаю, я больше так не буду. Отпустите меня к родителям, они будут за мной следить. Я очень хочу в институт, скоро 1 сентября, — на эмоциях выдала обвиняемая.

Но слезами прокурора разжалобить не удалось, он продолжил настаивать на аресте.

Когда судья удалился в совещательную комнату, родители Башкировой бросились к экрану, чтобы хоть так поговорить с дочкой.

— Давай успокаивайся, не реви! Платок есть у тебя? Кашель прошёл? Мы до конца будем с тобой, — перебивая друг друга, суетились мать и отец.

— Я вас люблю, — единственное, что ответила Башкирова.

Мама Башкировой тоже расплакалась, но только позже — во время оглашения решения суда. За смертельное ДТП Валерии Башкировой грозит до семи лет лишения свободы.

— Оставить под арестом, — скупо выдал судья.

В СИЗО Башкирова пробудет до 16 сентября. 2 августа за решеткой она отметила своё 19-летие.

boardboardboardboardboardboardboardboardboardboardboardboard

Реклама