«Я чувствовала себя животным»: как тренер сломал жизнь советской гимнастки

Реклама

Елена Мухина была одной из самых ярких звезд советской спортивной гимнастики. Всего за несколько лет в спорте она приучила тренеров к тому, что может выступать в любом состоянии, с любыми травмами: никто не знал, какую боль испытывала Елена, порхая над брусьями. Кто-то называет случившееся с ней трагедией, чудовищной случайностью, но на самом деле это был закономерный результат изнуряющих тренировок и постоянных унижений, которые ей приходилось переносить.

В то время как все девочки из класса Елены грезили о фигурном катании, Елена мечтала стать гимнасткой. Она родилась в 1960 году, а когда ей было всего два года, пьяный отец по неосторожности спалил дом, в пожаре погибла мать Елены. Девочку взяла под крыло бабушка Анна Ивановна, а отец завел другую семью и о дочери вспоминал редко. «Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта. И говорит: «Кто хочет заниматься в гимнастической секции, поднимите руку». Я чуть не закричала от радости», — вспоминала Елена.

Хотя Лена пришла в гимнастику сравнительно поздно — в этот спорт приходили в самом раннем детстве, она быстро наверстала программу благодаря своему упорству и трудолюбию. Первым тренером Мухиной был Александр Эглит. Александр давно занимался с новичками, знал, как поддержать и помочь побороть страх. Он был заботливым и внимательным, позже Елена всегда вспоминала его с теплом. Под крылом такого тренера пошли первые победы: в 14 лет Мухина стала кандидатом в мастера спорта.

К сожалению, никто не застрахован от ошибок. Видя таланты Мухиной, Эглит решил, что ей будет лучше в более профессиональной команде. Следующим тренером девушки стал Михаил Клименко, человек совершенно из другого теста, лучший тренер Москвы. До Лены он тренировал только мужчин. Неизвестно, что такого он заметил в девочке. Она была способной, но в целом без выдающихся талантов спортсменкой, в ней не было какой-то особой грации, она не умела делать многие элементы, которые в ЦСКА считались азами. Но Клименко был уверен: в его руках будущая мировая чемпионка. Программы Мухиной были невероятно сложными. То, что делала Лена, не делал никто. Ее даже назвали космической. 

В гимнастике начиналась новая эра: статичные элементы сменились полетовыми, динамичными. Нагрузки были невероятно высокими: Лене было страшно, тяжело, но она вставала и снова шла к снарядам. В 15 лет Лена получила первую серьезную травму — отрыв остистых отростков шейных позвонков. Ее шея не двигалась, необходимо было носить ортопедический ошейник и оставаться в покое. Но Клименко не знал меры: он приезжал к девушке в больницу и забирал ее на тренировки, не слушая никаких доводов.

«Ты вечно ищешь повода ничего не делать»

Конкуренция у Елены была невероятной. Несмотря на череду побед советских спортсменов, пьедестал пришлось уступить, когда на сцену вышла румынская гимнастка Надя Команечи. Она блистала! Она стала абсолютной чемпионкой Европы 1975 года и взяла пять медалей на Олимпиаде в 1976 в Монреале, три из которых — золотые. Она победила на всех снарядах, и первая в гимнастике удостоилась высшего балла 10.0. Команечи побеждала всех.

Чтобы ее победить, требовались сверхсложные упражнения. К этому и вел Лену Клименко — он хотел любой ценой оспорить румынское первенство. Девушки встретились на чемпионате Европы в Праге в 1977 году. Она неожиданно для всех в первый же день взяла «серебро» в многоборье. Лена взяла три золотые медали на брусьях, бревне и на вольных упражнениях, и первенство Команечи неожиданно оказалось под вопросом. Она покинула соревновения, не закончив: позже, уже переехав в США, она призналась, что ее не спросили, хочет ли она этого. Так распорядилась госбезопасность.

В том же году на тренировке перед чемпионатом мира Лена ударилась боком о жердь так сильно, что жердь расщепилась. Она закончила упражнение, но, когда попыталась отпроситься у тренера из-за боли, в ответ получила только крик. «По ощущениям я сломала себе ребра, — рассказывала она. — Но тогда, посидев минут десять на матах, в полубессознательном состоянии отработала еще и вольные, и бревно. Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, который, не разобравшись в ситуации, ответил: “Ты вечно ищешь повода ничего не делать”».

Уже в 1978 году в Страсбурге Лена завоевала титул абсолютной чемпионки Европы. Надя Команечи тогда сказала о своей сопернице: «Эта девочка станет олмпийской чемпионкой». Этим словам не суждено было сбыться.

«Счастлива должна быть!»

Лена не была окрылена победой. Она была в депрессии, ей ничего не хотелось. Она почти не улыбалась, а ее движения стали замедленными. Травмы стали вечными спутниками Мухиной. Когда однажды она выбила большой палец руки, она вправила его сама и вернулась к тренировке. Ее здоровье становилось все хуже. В 1979 году на показательных выступлениях Елена сломала ногу, но продолжила тренировку — в гипсе. Кости разошлись, пришлось накладывать гипс заново.«Клименко всегда нервничал перед соревнованиями, дёргал меня. Наверное потому, что прекрасно понимал, что его собственная карьера и благополучие зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

Накануне Олимпиады в Минске Лена была так вымотана, что была готова отказаться от выступления — уйти из спорта совсем. Ей ничего не хотелось. Она сама признавалась, что чувствовала себя животным, которого гонят хлыстом по длинному цирковому коридору. На отборочных результаты Лены были не такими эффектными, как все ожидали. Нога давала о себе знать. Тогда Клименко принял решение еще усложнить и без того невероятно сложную программу Лены. Времени до Олимпиады оставалось совсем мало — не время менять программу. 

Клименко улетел в Москву, велев Лене работать «в яму», то есть прыгать в бассейн с поролоном, чтобы не получить травму. Мухина приняла другое решение и стала отрабатывать элементы на помосте. 

Она упала. Ноги и руки перестали двигаться… Она словно сквозь туман увидела, что к ней бегут люди. 

Позже Елена рассказывала: «Я сделала, упала и не понимаю – что это ко мне все бегут? Хочу встать, а встать не могу, но голова ясная. Хочу рукой пошевелить – не могу. И тут просто так подумала и сказала себе: это катастрофа».

Ошибка, стоившая ей здоровья, изменившая всю ее оставшуюся жизнь, была крошечной: она раскрылась раньше на долю секунды. Результат — перелом позвоночника с повреждением спинного мозга. В те годы эту травму считали смертельной. Из Москвы приехал профессор Аркадий Лившиц. Он прооперировал девушку, но было поздно. Елена выжила, но руки и ноги остались парализованными.

«Читала газету и плакала»

Новым тренером девушки на долгие годы стала Нина Лебедева – методист по лечебной гимнастике и массажу. Сначала Лена даже радовалась тому, что теперь-то она отдохнет. День за днем она снова начала тренироваться, на сей раз, чтобы просто вернуть себе возможность шевелить пальцами рук. 

Как-то раз к Лене пришел представитель советской спортивной организации, а на следующий день появилась заметка в газете: «Когда я вошел в палату, Лена лежала на животе, читала газету и плакала». Прочитав это, Лена разрыдалась. Нет, всё было не так просто. Такое положение, необходимое для упражнений, было для Мухиной невыносимо, адски болезненным. Она плакала, а газету ей подложили, чтобы Лена не намочила простыню.

Благодаря своей усидчивости Лена сумела сидеть в кресле, держать ложку и немного писать. Из-за нагрузок у Лены начали отказывать почки. 26 лет Елена боролась за свое здоровье. 

Елена Мухина умерла в 46 лет от сердечной недостаточности, а спустя год скончался Клименко, который так ни разу и не заговорил с ней после травмы.

Реклама